Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Categories:

В ленте сегодня стихи по случаю ДР Профессора

Пишет Лю lubelia:

* * *

Итак, господин Б., в некой локальной войне,
Названия коей не помню, лишившийся правой руки,
Обязанный очень многим покойной своей жене, -
Хотя бы тем, что дважды воскрес всему вопреки,

Нуждается в помощи общества, но случай не слишком тяжел,
Покупки да роскошь общения - как раз для нас, волонтеров, -
Вот список на десять лиц, крепитесь, работа не вол,
Вот комната на двоих, а год закончится скоро.

Итак, господин Б. не требует свежих газет,
Не затевает ремонт, не ездит в соседние страны,
Не просит гулять с собакой - ее давно уже нет, -
И все ж препоручен нам, как и прочие ветераны.

Зато он часто твердит: уж слишком мир искажен -
Ведь после второй из смертей супруга его не воскресла.
Нет, он не осудит тех, кто часто меняет жен…
(А слева - следы ногтей на старой обшивке кресла.)

А впрочем, он умолчит о длинной своей судьбе,
Привычно лицо отвернув к мороси заоконной.
И я еще полюблю приходить к господину Б. -
Отдыхать от рассказов иных о юности в Первой Конной,

О схватке за Перл Харбор, о битве за урожай
Скороспелого бамбука в Большой Песчаной Пустыне…
Закончится год. Подруга предложит: «Не уезжай».
Я вновь подпишу контракт, не думая о причине.

В ту ночь во сне будет все, о чем он не говорил:
Темницы, мосты, леса, короны, мечи и волки.
Подруга разбудит: «Скорей! Сейчас взойдет сильмарилл!
Не знаешь? Потом прочтешь - потрепанный том на полке».

Меня проберет до костей звезды отточенный свет,
Потом осенний рассвет - холодный, пустой, безбрежный,
И колкая мысль: да, мир искажен и возврата нет,
И Лютиэн умерла, но у нас еще есть надежда.

(С, Екатерина Лебедева)

* * *

Боже, помилуй придуманных персонажей, укладывающихся в текст,
Смотри как они рыдают, смотри, как они глядят,
Спаси не знающих кроме гипербол и метонимий иных утех,
Не пьющих другой крови, кроме густых цитат.

...А в той стране за горами над офисом хана стоят семь лун,
По городу бродит зеленый ветер, касаясь гитарных струн,
И странные звери с перьями, когтями и чешуей
Следят с черепичных крыш за вымороченным тобой...

Но, Боже, помилуй всех этих эльфов с обложек журнала Vogue,
Гламурных до розового блеска острых ушей и ногтей,
Отмерь нашим выдуманным странам такой же неверный срок,
Как и невыдуманным Твоим, не лиши их благих вестей.

...А в той стране золотые звезды горстями кидают ввысь,
По городу бродят звери: слон, носорог и рысь,
В колодце струится чистый свет, раскалывает кувшин,
И Отец сверху глядит на землю, по которой проходит Сын.

Но, Боже, помилуй этих и тех, флеймящих и пьющих здесь,
Гремящих дюралем о текстолит, сидящих ночью в сети,
Да, мы не соль этого мира, ни уксус, ни другая полезная смесь,
Но мы же видим, мы видим, и поэтому нас еще можно спасти!

...Мы видим город, по которому бродят вместе собаки кошки и львы,
Мы слышим пение звезд, хоть лишь тогда, когда напрягаем слух,
И в нашей стране за горами под зеленым солнцем бредут волхвы,
И мы слышим, как с ангелами беседует на этих холмах пастух...

(с) Лю

http://lubelia.livejournal.com/563733.html

Пишет Энди _raido:

* * *

Вы, кто живет и дышит чужими снами, каждую сказку пробуя на излом, слушайте: дочь короля вышивала знамя жемчугом, белым шелком и серебром. Бархат струился с колен тяжело и сонно, сумерки прятали поднятые мосты…
Белые ветви росли из-под пальцев ее невесомых,
их осыпали серебряные цветы.

В кронах деревьев плакал осенний ветер, в доме не жгли огня и боялись петь…
Ей говорили: очнись, он не стоит смерти.
Она не хотела знать, что такое смерть.
Что ей Заморье, если не страшно верить, если огонь на башнях не догорел…
…Там, под высоким кровом ночных деревьев,
она вышивала знамя. А он смотрел…

…Смотрел, и вдруг захлестнула – водой по плечи – такая нежность, такая жалость, что в горле ком – к неумелым стежкам, к рукам ее человечьим, к тонкой косичке и дурацкой оправе очков; так обжигала нелепость ночного бреда, так лепетала неведомым языком… Кого он видел в ней, так выдыхая – Melda – будто назвал по имени…
…а потом

август тянулся ветрено и дождливо, к ночи промозглый сумрак казался злей; город шумел, у метро продавали сливы, ранние астры и книжки по пять рублей. Выйти под дождь. Говорить и не знать ответа. Путать легенду и бывшее наяву. Не звезды Варды – слепые огни проспекта рыжим и розовым светятся сквозь листву. Можно шагать вдвоем, напевая песню, выдумать в небе звездное серебро; перебежать проспект, упустить троллейбус, выругаться на квэнья, пойти к метро…

Все, что осталось, - проснуться в одной постели – утро, холодный чай и табачный дым…
…они говорят, это было на самом деле.
…и кто я такая, чтобы не верить им.

http://users.livejournal.com/_raido/167074.html

Пишет Элинор espektor:

* * *

25 МАРТА ???? ГОДА ? ЭПОХИ

Где находятся поля Пеленнора,
Никакой тебе учебник не скажет.
А куда девались Мглистые горы?
Не в музее ли Безмолвные Стражи?

Сколько лет тому назад и столетий
Было то, о чем вчера мы читали?
А ведь было это все, мы ж не дети -
Верить сказкам про туманные дали

И бежать с мечом в руке темным лесом,
Спорить яростно о Тьме и о Свете...
Это было, ну скажите, Профессор!
А Профессор промолчал, не ответил.

"Да не так все это было, я видел!"
"Было так, как мы читаем в Каноне!"
Ох, Профессор... Вы на нас не в обиде?
А Профессор не в обиде. Он понял.

А тропинка между явью и снами
Недоступна с нашим маленьким мозгом.
Ах, Профессор, что Вы сделали с нами?
А Профессор усмехнулся, мол, поздно.

Поздно, други, все мы люди с задвигом,
То, что я скажу, конечно, не ново,
Только в сущности, наш мир - это книга,
Раз в начале у него было Слово.

Я не стану вас делить на народы -
(Дескать, эльфы хороши, орки плохи)
Поздравляю вас, друзья, с Новым Годом,
С энным годом неизвестной Эпохи.

(c)Ингвалл
http://elinor.fbit.ru/vitrazh/texts/jrrt01.htm (там ещё есть)

Пишет wolfox:

not all those who wander are lost (c)

мы из тех поколений, что - не. что - уже-не-туда.
мы не брали кольца, не спускались в подземные залы.
и над нами сияет иная - не ваша - звезда,
что дорогу на запад - не ваш, а другой - указала.

в небеса мы пускали стрелу - и летела стрела,
опускаясь в кусты меж замшелых обломков Тор Лара.
нас манил воровской Санктуарий и трепаный флаг -
позабытое знамя хранителей стен Хатовара.

в Серых Гаванях пьется другое, чужое вино,
и, валясь на кровать, забываясь тяжелыми снами,
мы не видим роханских полей и гнедых скакунов
средь высокой травы; это было не с нами, не с нами!

мы - иные. мы - позже. мы - мимо, отныне и впредь.
но - той памятью старой, уставшей, извечно-знакомой,
то, что было до нас, то, что нас породило на свет,
мы не можем забыть. нет.
мы помним.
мы все-таки помним.

(c)http://wolfox.livejournal.com/120917.html
Tags: моё не моё
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments