Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Categories:

Дожить до утра

И хорошенький же ж сон мне приснился после пасхальной службы, под утро!
Чур, копирайт, идею не воровать, вы все свидетели, а то, может, я еще из этого сна что-нибудь интересненькое наверну.


В этом сне я, кстати, была парнем, лет этак 28-ми; впрочем, я нередко бываю во сне не самой собой. Хотя в данном случае я это даже не сразу сообразила, потому что самоощущение у меня не отличалось от моего обычного на ровном месте. Пожалуй, буду рассказывать от мужского лица.

И вот я в компании с тремя какими-то мудаками (точно мудаками!) оказываюсь в каком-то заброшенном поселке в глубине леса - в принципе, там не очень уж дикие и дальние места, скорее именно запущенные, бросовые. Болота какие-то неподалёку. Грунтовка к поселку тянется. В поселке - двухэтажные дома барачного типа, которые, судя по виду, совсем недавно кто-то пытался починить и отреставрировать, но бросил в спешке на полдороге. То ли здесь турбазу хотели оборудовать, то ли что... В общем, кругом леса и в поселке - разруха и ни единой живой души. И слухи об этом месте ходят самые скверные. Чертовщина какая-то. Какие-то ведьмы. Нежить да нечисть... Но по делу все только отмалчиваются.

Какого хрена мы туда попёрлись - я сказать сейчас не могу. Кажется, меня тупо подрядили проводником, а чего моим спутникам было нужно - не помню (или не знал). Я читал карту и примерно представлял, где поселок, хотя до того там ни разу не бывал. К счастью. Потому что когда мы явились на место, у меня буквально шерсть на загривке встала дыбом. Это было очень, очень скверное место. Я бы даже сказал - смертельно скверное.
Мои клиенты поехали крышей очень быстро. Они и без того были нетрезвы еще по пути, а здесь в какой-то момент буквально ни с хрена пересрались меж собой до натуральной поножовщины. Бросив труп прямо в подъезде одного из домов, двое оставшихся в живых попытались было на дурика наехать на меня. Я им постарался доступно объяснить, что место тут нехорошее, и что сейчас им нужно думать не обо всякой хуйне, а о том, как отсюда выбраться до захода солнца. Потому что после захода никто не даст за наши шкуры ломаного гроша.

А меж тем довольно быстро смеркалось, и чем темней становилось, тем мне становилось ясней, что всё гораздо хуже, чем я думал. Почему? А хрен его знает. По ощущениям. Ну так вот, мои сбрендившие спутники, когда сообразили, что со мной им лучше не связываться - их всего двое пьяных, а я один, но трезв - послали меня нахер и свалили в неизвестном направлении - шариться по посёлку. Я понял три вещи. Первое - это что этих дебилов я уже никогда не увижу, живыми уж точно. Второе - что пролитая кровь дополнительно разбередила то, что здесь водится. А третье - что если я хочу использовать свой мизерный шанс дожить до утра, мне нужно срочно найти себе убежище. Причем здесь, в одном из домов, потому что выйти за линию улицы мне уже не успеть. И просто - не стоит даже пытаться.

Мне удалось отыскать на втором этаже одного из домов комнату, в проемах которой были в наличии все двери (к сожалению, их было слишком много - 4 или 5), и, что тоже ценно, вставлены новенькие оконные переплеты с пока еще целыми стеклами и шпингалетами. Мало того, в доме работало электрическое освещение, и даже лампочки никто не успел свинтить. Видимо, покидавшим посёлок было не до лампочек.
Обдумывая свою дальнейшую стратегию и пытаясь почуять, чем пахнет сгущающийся вечер, я вдруг слышу незнакомые молодые голоса, и из леса на улицу поселка вываливается группа ребят лет по 18-20. Их что-то около 12 человек. По их раздраженной ругани мне быстро становится очевидно, что это ролевики-новички, почти что цивилы, причем так мажорно прикинутые и ваще на чистом сливочном масле воспитанные, едва ль не первый раз выбрались на игру, заблудились в поисках полигона и случайно выбрели к поселку. Я слышу, что как у них возникает идея заночевать в одном из брошенных домов. Хотя им уже в натуре страшно, особенно барышням – всех ребяток явно потряхивает. Тоже, видимо, чуют, что скоро здесь будет грязно. Ребят сопровождает один взрослый мужик (по виду за сороковник), но он пьян ровно настолько, чтобы еще передвигаться, а его сознание уже далеко не здесь.
Пиздец, думаю я. Вот только этого здесь не хватало для полного счастья. Но против медицинского факта не попрёшь. Детишки здесь, и мне их жалко, потому как – схарчат их, не подавятся и спасибо не скажут.

Высунувшись из окна, я приказываю им ОЧЕНЬ быстро топать сюда. Здесь можно остановиться. Видимо, СЕРЬЁЗНОСТЬ моего голоса заставляет их беспрекословно подчиниться прежде, чем начать что-то обсуждать. Они вваливаются в облюбованное мной помещение, и пока они не успели ещё разинуть рты, я выдаю им очень короткий и очень жесткий блиц-инструктаж о том, что здесь не просто опасно, а смертельно опасно, что, к сожалению, они влипли, и наши шансы дожить до утра очень малы. Но они есть, если мы не будем идиотами. А сейчас нам нужно накрепко закрыть изнутри все двери, тщательно зачистить комнату, пересчитаться, устроиться на виду друг у друга и не впускать в помещение никого и ничего, как бы оно ни выглядело. Мы должны быть предельно собраны и внимательно. Никакой паники. Никакой самодеятельности. И всем - читать молитвы и осенять крестом животворящим и себя, и товарищей, и все, что попадется. Кто не умеет - сейчас научу. Все всё поняли? Будете выёбываться - все мы сдохнем.

Молодняку, с одной стороны, вроде как и взападло - ну что за хрен с бугра, откуда взялся, командует тут - с другой стороны, им вроде бы очевидно, что я понимаю, куда мы все попали и что делать дальше, а они - нет. Поэтому, чуть нехотя, но начинают подчиняться. Помню момент: один парнишка, такой слегка на понтах, мне этак с ленцой сообщает, что он не будет креститься, потому что не умеет, мол, несколько лет старался научиться, но не получилось... Я не отходя от кассы объясняю и показываю ему, как это делать, попутно довожу до его сведения отдельно, что если он будет понтоваться, его сожрут раньше всех. Кажется, дошло. "А я и не знал, что это так просто на самом деле!" - сообщает мне паренек. Ладно. Поехали дальше.

Мы выставляем в круг стулья - поближе к середине комнаты - и ребята рассаживаются на них. В комнате горит свет, но тем не менее снаружи за стеклом, в сероватом призрачном полусвете, хорошо видно то, что происходит на дворе - или это просто такая яркая луна? Я и парочка парней поумней да поспокойнее проходим и проверяем, плотно ли закрыты двери. Вроде да. Только одна, ведущая в коридор к лестничной клетке и даже снабженная замком, всё время открывается. Только закроем, проверим факт защелкивания замка, ан глядь - она снова приотворяется со скрипом... [вырезаны цензурой три ведра мата] Ладно. Ставим в дверях пост в составе меня и тех же ребят.

Дальше пошёл какой-то совершенно кинговский глючный хоррор. Сначала в комнату проник горностай. Или ласка. Обычный, казалось бы, дикий зверёк. Ага. Полез прямо к людям, в освещенное помещение, внутри дома - и лез еще так нагло, несмотря на попытки его отпинуть от двери сразу же. Сопротивляющуюся тварь удалось отловить и вышвырнуть в окно. Что вы думаете? Зверек расправил красные трескучие крылышки и улетел.
После этого через вновь приоткрывшуюся (как будто с той стороны ее открывала чья-то невидимая рука) дверь в комнату вкатились три ярко раскрашенных игрушечных шарика – ну такие, вроде тех, что прыгают на резинке. Они были связаны между собой ниткой. Вкатившись в комнату, конструкция из шариков начала пытаться шариться по полу судорожными, дергаными, ищущими движениями. Эту гадость я лично выпнул обратно за порог, и они канули где-то в темном конце коридора.
Потом в комнату пытались проникать еще какие-то предметы – такой же шарик, но в одиночку, какие-то бытовые вещи, движущиеся сами по себе. Как бы мы все ни следили за проклятой дверью, все равно в какой-то миг непонятным образом вдруг оказывалось, что она снова приоткрывается, и всякий раз мы ловили очередного «гостя» в самый последний момент – и выбрасывали прочь, обратно. Всё, что лезло в комнату, мы щедро поливали молитвами, читая их практически непрерывно, и осеняли крестом.
Апофеозом представления стал в натуре гроб на колесиках. Он вломился в комнату практически силой. Мне удалось запинать его в угол, где я внаглую сорвал с него крышку, чтобы осенить крестом то, что найду под ней. Вместо сгнившего мертвеца, зомби или какой-нибудь мумии в полупустом гробу оказалась какая-то железная херня непонятной формы. В ней шевелились какие-то детали, но это не было механизмом гроба – это был какой-то отдельный неведомый девайс. Гроб вместе с содержимым вылетел в коридор вслед за прочей мерзостью, самовозгорелся и прекратил существование, не породив, что характерно, пожара.

А тем временем мы уже какое-то время наблюдали во дворе какие-то невнятные шевеления, бродящие там силуэты вроде бы людей. Они выглядели, в принципе, как обычные люди, но у всех у них в облике присутствовала какая-нибудь странная деталь – что-нибудь несоразмерное или крайне неуместное. Изредка они поглядывали на наши окна. Но ничего не предпринимали. Как будто и так прекрасно знали весь сценарий, по которому должны были происходить события, и просто ждали нужной поры. Это нервировало еще больше.

Потом в комнату начали пытаться войти люди, которые вроде бы были нам знакомы и даже весьма уважаемы (но которым здесь было абсолютно неоткуда взяться). Но в их облике тоже всегда присутствовало что-то неуместное. Не помню всех, но среди прочих нас посетил не кто иной, как известный многим П.Л.Шилов. Он довольно язвительно пытался дать понять, что, мол, все ерунда, есть гораздо более важные дела, чем сидеть тут, запершись в комнате, и заниматься какой-то херней, и предлагал нам покинуть помещение и выйти вон, и что-то еще вроде «так, все, работа по группам закончилась, все на пленарку». Нас несколько смутил неестественно красный цвет волос квази-Шилова и странный ободок из прозрачного пластика у него на голове. И этот гость был, как и прочие, изгнан прочь крестом и молитвой.

Мимоходом глянув в окно, которое тоже все время норовило открыться сквозняком и непонятно откуда берущейся вибрацией, мы увидели, как к дому, неспешно втекая в ворота, подтягивается, на взгляд, не менее двухсот фигур, одетых в темные рясы и подпоясанных толстым белым вервием. Лиц было не видно под капюшонами. «Монахи» точно так же столпились в ожидании в сторонке подле дома.

Тем временем, пока мы разбирались с окном, я засек, что в дверь, похоже, пытается проникнуть ведьма. Та самая, которая тут за главную. Сначала в виде какой-то обтрепанной карги (в стилистике Бабы-Яги Г.Милляра), потом в виде чего-то вообще бесформенного. (Где-то тут у меня мелькнула мысль: «Панночка, блять. Но мел тут без пользы, спинным мозгом чую».) Я снова и снова пытался защелкнуть замок и повернуть фиксатор, но дверь определенно открывали снаружи ключом… Что делать, я встал в дверях и приготовился пообщаться с «хозяйкой»…

На пороге нарисовалась дебелая, косматая пергидрольная блондинка. Типичная такая продавщица из сельпо: красная помада, оранжевые ногти, трикотажная кофточка чуть не лопается на пышных грудях. По сочным губам ведьмы бродила игривая кошачья ухмылочка. За спиной у ведьмы уже собралась ее тусовка, или свита, весьма стремная рожами. Смотрелось это сборище исключительно помоечно и бомжевато.

Я, встав в распор в дверном проеме, начал общаться с ведьмой. Может, разойдемся по-хорошему, спросил ее я. Мы пересидим до утра и уйдем. Спокойно. Мы тебя не видели, ты не видела нас. А то что будет, игриво поинтересовалась красотка. Мы будем держаться до последнего, предупредил ее я. Да ну, удивилась ведьма и попыталась продавить меня бюстом. Безуспешно. Я уперся локтями в косяки и сказал: ты не пройдешь. Ну-ка, погоди, сказала ведьма и куда-то свалила. И вот я стою, как дурак, в этой двери, а товарищи из свиты притусовываются поближе, любопытно заглядывая в комнату через моё плечо. Сильно поюзанного вида мужичок с почти доброжелательным интересом ворочает башкой: Гы-ы, привет, я Славик, вампир. Гы-ы! А это, кивает на такого же потасканного сотоварища, Вовик, он вервольф! Га-га-га!!! Ржут. Жду. Детки трусят, но молятся.

В комнату непонятно как, сквозь закрытую соседнюю дверь (в щель просочившись, что ли) проникает психического вида высокий сутулый мужик и пытается пройтись по комнате. Мои парни, не будь дураки, препровождают его к моей двери (он не проявляет открытой агрессии), и я выпроваживаю его взашей – нефиг-нефиг тут ходить, мы с ведьмой еще не закончили. И вообще – отвалите все от дверей, переговоры еще не завершились! Успеете еще. Нечисть нехотя отгребает на чуть бОльшую дистанцию.

Возвращается ведьма, лениво-вальяжно прислоняется к стеночке рядом со мной, смотрит этак проникновенно, поигрывая телом. Весь ее вид говорит о том, что она в раздумьях, не согласиться ли таки договориться. А еще от нее тянет такой густой, тяжелой, завлекающей женственностью... Я, впрочем, понимаю, что она просто играет, как кот с мышой. Блять. Говорить о количественном соотношении нас и её подручных – просто смешно. Чего ж она ждет? Или просто растягивает удовольствие?..

А вы дорогу-то отсюда найдете, говорит она. Да уж как-нибудь выберусь, я по лесу хорошо хожу, отвечаю я. А с учетом, интересуется ведьма, м-м-м, дополнительных факторов? Водить будешь, констатирую я. А то, а как же, соглашается ведьма. Ну ладно, пожимаю я плечами, ты наведешь – я разведу, значит, а что делать. А вы вообще знаете, в какой местности-то находитесь, уточняет ведьма. Да вроде как да, отвечаю я. А как вам понравилось, когда вы мимо родников шли сюда, живенько интересуется она. А мы не шли мимо родников, отвечаю я. Хо, радуется ведьма, как ребенок, ну я ж сказала – точно не знаете! Ха-ха-ха!

И тут я вижу, что пока она мне заговаривает зубы, по комнате будто стелется незримый туман, и мои детишки начинают тяжело клевать носом, буквально падая со стульев, а их бухой сопроводитель уже вовсю храпит, развалившись на столе. И у меня самого начинают отчаянно слипаться набрякшие веки, гудит голова…

Не спать!!! – ору я сержантским ором – пидорасы! ВСТАТЬ, бля!!! Всем встать, я сказал! Прыжки на месте! Два притопа, три прихлопа! Молитесь! Смотрите! Не спать, бля, если жить хотите, НЕ СПАТЬ!!!..

На этом месте сон внезапно скомкался, пролетел через какие-то образы совсем неоттуда – и я проснулась. :-)

Мне кажется – по собственным ощущениям – что этот сюжет должен был завершиться благополучно. Несмотря на злобные законы жанра, когда не менее половины, а то и все действующие лица обязаны пойти в кровавый расход. Но все равно. Я думаю, что мы оттуда выбрались. Хотя не знаю, то ли мы просто сумели так или иначе, с крестом и молитвой, протянуть время до рассвета, то ли придумали какой-то нетривиальный ход. Наверно, вернее первое. А мой герой явно вернулся после разобраться с этим странным местечком без оравы юных ролевиков на руках.
Подозреваю, что из этого глюка мог бы получиться сценарий для киношки. Кстати, подобную хрень можно вполне снять малобюджеткой или в любительском формате. А получиться может интересно.

Но, блин! Тема драк с нежитью, нечитью, порчей и проклятьями меня в последнее время будто преследует. Гы-ы. Кто в курсе – тот в курсе. Вам смешно, я надеюсь? :-)
Tags: волшебное, моё, сны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments