Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Гулянки-5 (Цитадель)

Советская площадь, если смотреть в сторону реки Харьков, меня всегда глючит – с самого первого раза, как я ее увидела. Почему-то кажется, что там, за подменяющим горизонт уличным горбом, за крышами домов – море. Что улицы там стекают к гавани, в которой, как в гриновских портах, тусятся самые разные-разные корабли. И сохнут на камнях водоросли, и чайки разбираются по понятиям с голубями, и треплются на соленом ветру разноцветные треугольные флажки... Первый страж на пути к морю – скрипач на крыше, он высматривает и дает знаки – пустить, не пустить... Охраняет спуск старый дом, разный с каждой своей стороны, фасад же у него – откуда-то из Андерсена; это, видимо, представительство северных морей.

А если промахнешься мимо моря, то уж к реке выйдешь точно. А пойдешь вниз по течению, мимо подвесного мостика (не забудьте на нем покачаться, это очень радует!) – придешь через короткое время к месту слияния Харькова и Лопани. Говорят, когда-то эти речки были судоходными, сейчас же глубина там появляется только если их подпрудить. В тот самый раз вода была спущена, и на углу двух рек обнажилось широкое, пахнущее помойкой илистое дно...

...Вот тут меня как раз накрыло очередной порцией глюков. Лирическое отступление: я как раз недавно поняла, отчего меня так притягивает Харьков. Оттого, что это Пограничье. Наша земля, земля Стражей...

Мне тут рассказали популярно, как начинался Харьков. В XVII веке было построено несколько крепостей на границе Руси и Дикого Поля – Харьков, Чугуев и еще другие, не помню. Харьков был, в принципе, ничуть не лучше прочих, но однажды к стенам крепости подошел запорожский атаман Серко (кажется, так его звали), который в то время крупно разбойничал по всей Украине и требовал присяги себе, любимому, от всех, кто попадался на его недобром пути. Со стен же Харьковской цитадели ему показали большой державный кукиш и сказали – мол, фиг тебе, противный, мы царю-батюшке присягали, и против клятвы идти нам будет не по чести. И пошел Серко лесом вдоль Дикого Поля... А царь-батюшка Алексей Михайлович так верностью Харькова был растроган, что даровал городку право трижды в год проводить большую ярмарку. А дальше все и так понятно, я думаю.

Ну так вот: Харьков стоит на границе Руси и Дикого Поля – в прошлом, на границе России и Украины ныне, на стыке двух культур, на порубежье леса и степи, на тектоническом рубце, и в самом городе граница мегаполиса и леса постоянно играет причудливым контрастом. Это волнует кровь и бередит сердце. В этом городе тоже нашла свое отражение Цитадель Стражей Пограничья...

Мы стояли на слиянии двух рек, на благоустроенной набережной, под холмом, на котором когда-то была древняя крепость (сейчас от нее остался только один собор, и в нем играют на органе), под высоким валом, заросшим зеленой травой. Там сейчас центр города, вал венчают скамеечки, а на самом склоне - клумба с портретом из цветов, сменяющимся вместе с политической конъюнктурой. В иссякшем русле Лопани лежит на дне у берега, как больная рыба, осиротевший речной трамвайчик. От старой крепости остались только очертания земли - и что-то, уловимое под сумеречными слоями времени, когда смотришь в него, насквозь, как в глубокую воду... Меня пробило на

Э.Р.Транк

* * *

Вода отравленной реки
Течет на юг неумолимо.
Глядит на север Цитадель
Поверх клубящегося дыма.
Трамваи проползают мимо,
Как желто-красные жуки.

Трава на крышах проросла
И губит здания без спешки.
Глядит на север Цитадель.
Внизу, как времени насмешка,
Объедки с камнем вперемешку:
Помойка всех пережила.

Но стены белые добры:
Пришельца от дождя укроют.
Глядит на север Цитадель,
Туда, где речка берег роет,
И где оружие героев
Мальчишки ищут для игры.

* * *

На замшелых камнях - вода
И цемент - как рубцы на теле.
Ну, зачем ты пришел сюда?
Тени прошлого улетели...
Отойди же, не тронь копья,
Парень в куртке из черной кожи!
Ты такой же турист, как я,
Ты чужой в Цитадели тоже!
Обернулся. В глаза глядит.
Так на чей-то портрет похоже...
Что там? Герб на его груди?
Быть не может!
Да быть не может!
Стыд и липкий холодный страх.
Я немею под строгим взглядом.
- Если ты возвратился, Страж,
Значит, враг уже где-то рядом?
Усмехнулся угрюмо ты:
- Не пугайся, дитя. Чего там...

И ушел проверять посты
Вдоль стены к городским воротам.


* * *

Если станет слепой Цитадель на горе,
Ты услышишь: подковы стучат во дворе.
Я вернусь, я вернусь, я вернусь на заре.
Если ветер с востока пригонит грозу,
Глянь в окно, и меня ты увидишь внизу.
Я вернусь, я вернусь, прилечу, приползу.
Если вспыхнут пожары над месивом крыш,
Если выйдут на улицу полчища крыс -
Я вернусь, я вернусь, ты не бойся, малыш!
Если звезды погаснут в фабричном чаду,
Если солнце застынет, как рыба во льду,
Я вернусь, я вернусь, я вернусь, я приду!
Если люди устанут от собственных игр,
Я вернусь, я взорвусь, я ворвусь, словно вихрь.
Я вернусь!

* * *

Тропинки здесь заросшие -
Бурьян и асфодель.
Разрушена, заброшена,
Но все же - Цитадель!
Ободрана, загажена
За долгие года.
По-новому загадочна,
По-прежнему горда.
Музейная реликвия,
Ни звука, ни огня...
Но тайная религия
Сюда ведет меня.
Здесь - древние сражения,
Тень гондорских солдат;
Здесь, бледным отражением,
Но все же - Монсальват!
Застроены бараками
Свободные места.
Автобусы баранами
Толпятся у моста.
В речушке мочит бороду
Вечерняя заря.
Но Цитапдель для города -
Пороховой заряд!
Никто не знал заранее:
Пришедшего сюда
Настигнет понимание
Надежды и стыда.
Тропинки здесь заросшие,
Бурьян до самых плеч.
А снизу - признак роскоши:
Асфальтовая плешь,
Где ветер забавляется
Постиранным бельем.
Все больше забывается
Поросшее быльем.
Руины на пригорочке -
Несказанный вопрос.
Чуть-чуть полынной горечи,
Чуть-чуть медовых рос.
Сияние, зияние -
Дыра в покрове тайн.
Ненужное слияние
С одной из птичьих стай.
...А желтая акация
Забудет крик души,
Уж если вдруг окажется,
Что в чем-то согрешил:
Берег не те традиции,
Носил не тот покрой...

Хотел бы здесь родиться я
И здесь найду покой.

Читать вслух. Не мои. Это Транк. Тумбочку тоже вставило. (Стихи эти, заметим, были навеяны их автору другой древней русской крепостью примерно тех же времен – цитаделью Новокузнецка, которая еще сохранила, хоть и не целиком, свои стены).

Это была жанровая кульминация. Мы поднялись к площади и разбрелись по домам.
Tags: Харьков, бродяжное
Subscribe

  • Депрессия - как не продолбать

    Полезный текст о том, как спохватиться вовремя, пока не дошло до тяжёлых спецэффектов, и пойти к доктору. *** *** *** Пока некоторые счастливчики…

  • Весна идёт, весне дорогу

    Полезный текст Одонаты про то, как депра нечаянно нагрянет в очередной паскудный раз. Но жить всё равно можно и нужно. *** В общем – накрыло.…

  • Попрощались с Куковлевым

    Пишет Катаринка в ВК (и на ФБ): "Вчера проводили Ку. Это больно - но проводили хорошо, светло, не так, как положено, а так, чтоб он…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments