Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Еще один поворот старого сюжета

Хотя, казалось бы, уж как только ни выворачивали (меня, помнится, еще девчонку, зацепил в свое время совецкий фильм "Дульсинея Тобосская").

И все-таки. Да, близко.

Разумная дева Альдонса Лоренсо

Сколько раз смотрела, столько недоумевала: нафига Дульсинея Тобосская в фильме возвращается домой?

Всем же понятно, что её, бедную, в таком раскладе ждёт. Соседи будут сплетничать, а родители порицать за потерю девичьей чести, попрекать куском хлеба и пытаться отправить замуж за первого, кто согласится. И году на девятом такой жизни уже не будет ясно, стоило ли упорствовать; потому что сердце не здесь и не с ними, а телу уже почти всё равно, что с ним происходит, оно сгорбилось над шитьём, огрубело от монотонной работы, потеряло чувствительность от необходимости защищать ото всех кусок свободы внутри, у него свело мышцы от постоянного насилия и нелюбви - малозаметных, потому что будничных, но невыносимых, потому что уже понятно, что бывает иначе.
Извергнуть из себя этот слежавшийся комок больного напряжения будет почти невозможно, и когда вернётся тот, кого она ждёт, его встретит совсем не та женщина, которая провожала.

А можно совсем по-другому. Делить тощую конскую спину со своим благородным доном - до поры, пока не образуется ещё одно транспортное средство. Оно образовалось бы, куда ему деваться. Быть третьей в команде, благо скулить и бабствовать она не привыкла, а полноценной боевой единицей стала бы со временем. Писать родителям мэйлы с ноутбука письма из селений, где есть почта. Когда пойдут дети, придётся окончательно залезть в долги и купить арбу, зато представьте, что за воспитание эти дети получат.
Руки станут жёсткими, тело - сильным, лицо загорит и обветрится. С благородным доном они будут понимать друг друга без слов - не у всякого мужа жена умеет не только олью готовить, но и врага по голове мечом отоварить.
В год, когда четвёртый сын уйдёт учиться в Саламанку или Болонью, благородный дон покинет её. Вражеское копьё задело лёгкое; копьеносец, впрочем, тоже далеко не ушёл.
Через несколько лет третий сын с женой заберут её и Санчо к себе. Он будет какой-нибудь ремесленник, скажем, шорник; четвёртый станет доктором в университете, второго убьют на войне. А первенец продолжит дело родителей - несправедливости на свете меньше не стало, увы.

Последнюю пару месяцев она уже почти не встаёт и очень мало ест: во рту какой-то кисло-горький вкус, а нутро постоянно горит. Невестка приносит холодного питья, пахнущего лимоном; Санчо сидит у окна в изголовье, режет деревянную свистульку для её внука, напевает что-то, не разжимая рта, иногда переговаривается с ней. В какой-то момент она не ответит; он подойдёт к постели и проведёт пальцами по её остывающему лицу, потом встанет и задёрнет полотняные занавески.
Четвёртый сын почувствует, что надо торопиться к матери, но успеет только на похороны; первый узнает обо всём позже - сейчас он лежит раненый на каком-то постоялом дворе. В бреду он видит мать и кидается к ней; она прижимает палец к губам, качает головой, разворачивается и уходит прочь по деревенской улице, к конюшне, на ней мужская одежда и меч на перевязи, её походка делается всё более лёгкой, а силуэт - всё более похожим на девичий.

(c) http://decoratrix.livejournal.com/192208.html
спасибо rovenion за ссылочку
Tags: про любовь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments