Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Categories:

Сказание о королевне Келебвен

Я все-таки решилась выложить сегодняшнюю редакцию упомянутого ранее текста. Наверняка он будет еще редактироваться, так что большая просьба - по возможности, не распространять его. А пока мне было бы интересно услышать - на что это похоже, и читается ли оно как нечто самостоятельное?

Для тех, кто был на той игре: к сожалению, не помню я тогдашних имен всех действующих лиц, так что если кого переназвала - так без злого умысла, тем более, что для текста это уже непринципиально.



Екатерина Ливанова

Алексею Терлыге (Арбалетчику) –
лорду Берегонду Итилиэнскому

---------------------------------------------------------------------------------------

Cказание о королевне Келебвен, Серебряной Деве,
о смутном времени, о любви и о надежде.


...Тебе страшно, дитя мое? Тебя тревожит завтрашний день, когда снова станем мы ждать и следить, на кого падет ледяная рука смерти, чья исполнится судьба и куда качнутся весы? Тень давно поселилась в сердцах людей, и всегда где-то льются слезы и кровь, но не надо бояться - покуда находится тот, кто становится на защиту добра и справедливости, Срединные Земли не канут в небытие.
Приклони голову сейчас, покуда тишина, и я расскажу тебе быль о любви и надежде, что рассказывала мне мать, а ей – отец ее, а ему – его бабка. Слушай и запомни, чтобы послужила эта быль памяти или деянию в тяжкие дни.

Случилось то в землях Объединенного Королевства Гондора и Арнора, во дни короля Эльдариона, сына Арагорна Элессара, потомка Элендила из рода Эльроса Тар-Миниатура, как раз перед тем, как вновь пала на закат звезда Запада, и восстала новая тень, и Черное Древо взросло из людских сердец, напитав корни свои алчностью, злобой и гордыней, и смута воцарилась в Королевстве Людей.
В Белом городе Минас Анор правил Эльдарион Тэльконтар, сын Короля Людей и Девы Эльфов. Был он добрым государем и хорошим хозяином, но радость находил он себе не столько в подвигах ратных и мудрых беседах с учеными мужами и иноземными гостями, сколько в искусстве зодчества и благоустроении Королевства. Долгие столетия Минас Анор – Цитадель Солнца – славилась своею красотой на все Срединные Земли, а теперь, под руками мастера Эльдариона, расцвела и украсилась пуще прежнего. Было две младших сестры у Государя, и старшая, Эстэлиэль, была женой северному князю Хальдорну, сыну Хальбарада из Форнарда; другая же, Эльдариэль Келебвен, Серебряная Дева, не найдя себе мужа по сердцу, жила в ту пору при брате. Сам Эльдарион был женат на Фэовин, воительнице королевского рода из роханских степей, и первенцу своему, наследному принцу, дал он имя Эарнил, в честь одного из величайших королей-полководцев. Хальдорн же и Эстэлиэль сыну своему дали имя Элладан Эрнилион, в честь одного из сыновей Владыки Элронда, ибо тот, покидая Срединные Земли, заехал в Форност сказать слово прощания и передать князю Хальдорну ключи от покоев Имладриса. И в те времена, о которых веду я речь, лорд Элладан, следопыт Севера, служил Государю в землях Итилиэна, под рукой королевского наместника, лорда Берегонда, сына Эльборона, внука Фарамира Итилиэнского, в отряде следопытов Юга.

Государь Эльдарион был зодчим, королева его Фэовин – воительницей, сын же его Эарнил был еще молод, и часто на пирах, судах и советах сестра короля Келебвен сидела по правую руку брата. Долгие годы, пору своей юности, прожила королевна Келебвен на Севере, у сестры ее и ее мужа, и там открылась ей мудрость ушедших эльдар, ибо многие часы проводила она над древними рукописями из книгохранилища Имладриса. После же вернулась она в Минас Анор, ибо призвал ее Государь и брат, нуждаясь в совете и поддержке. Дева же Келебвен чтила честь и достоинство Государя, и голос ее был тих, а очи опущены долу, когда мудростью своей она укрепляла разум Государя своего и брата и королевы его. И Государь Эльдарион, и супруга его любили Серебряную Королевну и были внимательны к ее советам, ибо никогда не позволяла она себе возвысить свой голос против голоса своего Короля. Воины же короля любили ее за доброе сердце и веселый нрав, а книжники – за многие знания и премудрость, и все люди Минас Анор с радостью в сердце слушали ее, когда пела она на пирах и у очага старинные песни о мудрости и доблести, о славе, и печали, и любви. И только за одним болело сердце Государя за королевну – что не нашла она себе любви, не стала супругой достойного мужа и не родила детей на радость королевскому дому. Королевна же Келебвен не спешила отдать свое сердце, ибо не встретила она еще того, с кем согласилась бы разделить судьбу свою в радости и печали, а меж тем годы ее уже начинали клониться к закату, хотя и была она по-прежнему прекрасна.

Между тем неладно шли дела Королевства: смутные вести приносили гонцы с Юга и Востока - о том, что поднимается Тень и льется кровь на черные алтари тех, кто навсегда ушел за пределы мира, и кого в Срединных Землях издревле именовали Темными Владыками, избегая вслух называть их имена. И о том, что в землях Умбара зреет недовольство, приносили вести гонцы. И о том, что ропщут князья и лорды, не зная над собой твердой руки – такой, что была у отца нынешнего Государя, великого Короля Элессара – и готовы они отказаться от клятвы верности и королевской благодати, дабы саморучно вершить власть и суд в королевских ланнах и пятинах. И тревога зрела в сердце королевны Келебвен, Государь же словно не видел, как сгущается тень, в мирных пирах и заботах о благоустройстве Столицы находя себе забвение и покой.

Наместник же Государя, лорд Берегонд Итилиэнский, в те поры нечасто бывал в столице, ибо заботы о благе Королевства, равно как неспокойство восточных и южных рубежей, отнимали много сил его. И сам он, и оба его сына радели о благе Королевства Людей, поднимая в отстроенной заново цитадели Минас Итиль ратную силу в помощь Государю. И однажды после королевского совета встретились в саду Верхней Цитадели королевна Келебвен и лорд Берегонд, и говорили они о том, что тревожит их сердца – и о ропоте лордов, и о вестях с Юга и Востока, и о том, что Государь, чью благодать они не смели подвергнуть сомнению, нуждается в поддержке более, чем мнится это ему самому и многим людям Королевства. И было решено меж ними, что, покуда хватит сил, будет королевна вразумлять своего брата, дабы не забывал он и о почете своим лордам и гостям, и о воинской премудрости и славе, лорд же наместник обратится с убеждением к владетелям пятин и ланнов, дабы не забывали они о благодати государевой и о том, что лишь единое Королевство Людей сможет противостоять угрозе с Юга и Востока, буде дело дойдет до войны.

И через небольшое время после того отправилась королевна Келебвен в Минас Итиль, где встретилась она с лордом-наместником и еще с князем Амруниэна, и были они в землях Прирунья, и в Бэлфаласе и столице его Дол-Амроте, и в иных владениях лордов, и где бы ни побывали они, везде добрым словом увещевали лордов и людей их, предостерегая о грядущей войне и о том, что лишь под единой рукой государя сможет выстоять Королевство Людей Запада. И сказали им так лорды ланнов и пятин – если Король окажет им на Большом Королевском Совете должный почет и уважение, как и подобает доброму государю, то будут они верны своей клятве, и останется единым Королевство Запада; если же Государь пренебрежет своим долгом, то станут они защищать каждый – свою землю, не надеясь на государеву благодать. И, вернувшись в Столицу, передала королевна государю своему и брату слова его лордов, и сказал ей Король слово благодарности, и прибавил еще: «Прошу я тебя, сестра, быть со мною рядом и позаботиться о том, чтобы каждый из лордов не был обойден честью, ибо чувствую я, что растерян, и хотя недостойно это Государя, однако трудно мне совладать с собою – слишком привык я к миру и благоденствию в землях Королевства».

И неотлучно с той поры была при Государе сестра его Келебвен, и все, что было сказано и услышано на Совете, было такоже услышано и ею. И так стала она свидетельницей того, как возвел на Государя хулу лорд-наместник Умбара Боромир, и был обвинен в измене и заключен под стражу в Минас Анор. Случилось же это потому, что люди Умбара перед лицом Государя обвинили его в злом произволе, лорд же Боромир, вспылив, затеял ссору на Совете и в лицо Государю бросил обвинение, будто предал тот своих подданных. После же стало известно, что, зная крутой нрав лорда Боромира, таким образом злоумышленники хотели извести лорда-наместника Умбара, но пришла та весть слишком поздно, и не будет о том у нас речи.

Меж тем ширилась смута в южных рубежах, и на Востоке сгущалась тень, и Умбар восстал против Государя. И королевский родич Элладан, следопыт Севера, пропадал в дальних походах, а вернувшись, приносил темные вести о том, что Харад и Кханд готовятся к войне, и что черные жрецы окропляют кровью алтари и ломают волю и разум людей, жаждая возвращения Древнего Зла. И не смыкала глаз сестра Государя, и лорд Берегонд Итилиэнский собирал войска в Минас Итиль, где закаленные в боях воины учили молодых ратной премудрости, и многие тогда приходили под его руку, предпочитая ее королевской. Однако лорд-наместник свято хранил верность Государю, все свои силы обращая на укрепление мощи и славы Королевства, и нечасто в те поры виделась с ним королевна.

И так в Минас Анор трудилась над делами Государя своего и брата королевна Келебвен, а в Минас Итиль крепил братство лордов и ратное воинство наместник Государя, лорд Берегонд Итилиэнский – будто бы бились разом два сердца в груди Королевства Людей.

И в то же тяжкое время прибыли однажды в Столицу послы из Дальнего Харада. Были то люди маленького, но гордого племени из Харадских гор, что еще в старые времена отказались встать под руку Черного Властелина, и никогда не платили они дани никому – ни властителям Харада, ни Черному Владыке, ни Королю Людей. И ныне предложили они Государю свою помощь, ибо были мудры и видели, что кровь и разрушение грозят затопить Срединные Земли, и Государь принял их с радостью и сказал: «Воистину в беде познаются друзья и враги; будьте же желанными гостями в моем городе и верными помощниками в грядущих невзгодах». И предводитель посланников просил руки королевны Келебвен, дабы узами крови скрепить дружбу, кроме того мила она стала его сердцу. Но отказала королевна, сказав при этом: «Столько, сколько понадобится, стану я ждать того, с кем смогу я разделить сердце свое и судьбу». С тем удалился в родные земли достойный горец, и более о нем не будет у нас речи.

Немного времени прошло с тех пор, и Государь отправился осмотреть укрепления Белого Города, ибо вестники уже донесли, что грядет нашествие с Дальнего Юга. Наследник же Эарнил в то время отправился во главе королевского войска в земли Харада, дабы утихомирить смутьянов, а буде те не вразумятся словом – вразумить их добрым мечом. И была с Королем вместе его сестра, и обходили они наружную стену Минас Анор, когда внезапно протрубили стражи тревогу, и увидели воины, и Государь, и сестра его, как немыслимым образом взбегают вверх по отвесным стенам чудовищные твари, впиваясь длинными когтями прямо в белый камень; минуя нерушимые Врата, врываются они в город и разрывают на части всех, кто осмелился встать у них на пути. И в ужасе бежали от них жители города, не зная, как противостоять напасти. То были оборотни Тьмы; до поры таились они среди людей Королевства, ожидая прихода смутных времен, и теперь сочли, что время для них настало. И, проникнув в город, открыли они Врата другим вражеским воинам. Государь же Эльдарион и Стражи Цитадели приняли бой, но были оттеснены в одну из башен, в то время как королевна, лишившись от ужаса чувств, упала замертво, и как ни старались, не смогли пробиться к ней воины Короля. Оборотни же сочли ее мертвой и оставили там, где она упала без памяти, и прошли далее. Когда же очнулась она, то увидела пустые стены и мертвые тела на белых камнях, ибо все, кто не погиб, укрылись в башнях и держали оборону. И бежала от стен королевна, и укрылась она в Палатах Исцеления, ибо даже оборотни Тьмы чтили целителей и не вошли в их обитель силой. И там провела королевна то время, которое понадобилось для того, чтобы, получив весть о напасти, вернулся к Столице королевич Эарнил, и с ним лорд-наместник Итилиэнский с войском, и князь Дол-Амротский с войском, и князь Амруниэна, и другие князья и воины. И в жестокой битве освободили они Столицу от врагов, и пал в той битве Государь Эльдарион в неравном бою с чудовищами, но об этом не сразу стало известно, ибо долго искали его среди павших, а найдя – не могли поверить, что он мертв. И после битвы той стало известно, что оборотни, ворвавшись в Столицу, освободили из узилища бывшего лорда-наместника Умбара Боромира, и бежал он из Столицы. После говорили, будто верные лорду Боромиру люди заплатили им за это золотом, но так ли это – ныне никто уже нам не расскажет.

Королевна же Келебвен вышла из Палат Исцеления, чтобы встретить входящее в город объединенное войско Гондора. И первым, кого увидела она, был Берегонд, лорд-наместник Итилиэнский - спешившись, шел он ей навстречу. И снял он свой шлем, и взял ее за руку, и, склонив голову, прикоснулся устами к ее руке – как склоняется уставший воин после битвы к чистой воде родника, и поднял глаза на нее, и она посмотрела в его глаза. И так стояли они молча, разговаривая одними лишь взглядами, и что сказали они в тот миг друг другу – о том неведомо нам, только забилось, как птица, сердце королевны Келебвен. И никто не может сказать, сколько времени так прошло, но тут громкий плач вознесся над Белым Городом – то была горестная весть о гибели Государя. И опустили тогда глаза лорд Берегонд и королевна, и заплакала сестра Короля о брате, и сказал ей лорд Берегонд: «Этот плач возвещает нам о том, что кончилось безвозвратно время мира в Королевстве Запада, и теперь только смерть и горе мнятся мне впереди; но пойдем же – должно нам похоронить и оплакать Государя, и вместе с ним – былые времена».

И положили Государя Эльдариона в Усыпальницу Королей на склоне Миндоллуин, и горько оплакивали его и супруга его, и родичи, и лорды, ибо был он добрым Государем. И сказал тогда князь Дол-Амротский: «Война стучится к нам в дом, и негоже в такие поры быть нам без Государя; следует нам возложить венец Королей на чело королевича Эарнила как можно скорее, дабы не оставалось Королевство Людей Запада без Главы в смутные времена». И согласились с ним и лорды, и королева, и склонил голову королевич Эарнил, и не дожидаясь окончания траура возложили лорды всем кругом королевский венец на чело наследника. Так сделался Государем Эарнил Тэльконтар, сын Эльдариона, сына Арагорна Элессара, потомок Эльроса и Элендила, известный своею доблестью, но не прославивший себя мудростью. И род его угас вскоре, но о том не будет у нас теперь речи.

(Продолжение следует...)

Tags: моё
Subscribe

  • Море не выдаёт своих

    * * * Плохо быть иностранцем, замерзшим среди нигде, постояльцем-непостоянцем, итальянцем в Орде, встречать пустые рассветы, возмущаясь в уме - зачем…

  • Какое урожайное ныне Рождество

    …И город как пещера в Бет-Лехем, и мы как тени, - так сказал Сократ. Ну, что сидишь, богема из богем, унылый виноградарь-ретроград? Цари и маги в…

  • Ещё трое...

    Трое лучших спецагентов экипированы по полной. Важная миссия. Умные гаджеты. Плутоний в боксе. Стволы. Провизия. Эта троица стоит лучшей…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments