August 5th, 2014

по уму

Про зайцев

Оригинал взят у lllytnik в * * *

как ладьи изрезали плоть реки
как бобров утягивает под киль
как ползут по полю волков полки
у степи на холке
торчком штыки
как дрожат зайчишки в кустах ракит
велики им сабельки и портки
и сердечки зайчикам велики
бьются рыбой в ребра
стучат в виски

а напишут
мчались за мать
отца
трубы
скажут
выли
кимвал бряцал

хуже зайки серого
нет бойца
кроме страха зайке никто не царь
он лежит в атаку
не двинется
тьмой плюёт война
каракатица
смерть губами чмокает
ца ца ца
не вдохнуть
не поднять из травы лица

зайка
трус и тряпка
и бездарь
но
только он найдёт нас
сойдёт на дно
только зайчик маленький сунет нос
в самый гиблый омут
в гнилую ночь
страшно страшно тошно
темно темно
он дрожит от ушек
до ватных ног
но плетётся
жалкий
больной
смешной
за тобой
и потом за мной
по уму

Ещё один увядший лист

Оригинал взят у las_i_vsio в Цурэн. Один, без венка...

...Сонет получился не салонным, о чём явно свидетельствовало лицо её величества, заметно менявшееся, пока поэт читал. Вряд ли императрице пришлась по вкусу такая, - как это говорят в народе? - бесшабашность... Но поэт слишком молод, а слова пьянят сильнее, чем любое вино, и не дают опомниться, не дают понять, что такое не говорят в глаза владыкам.
...где-то здесь, во дворце, если верить архивной записке, на глазах у императора был убит его отец. Он тоже хотел сказать. Что - этого Цурэн никогда не узнает. Преклонив колено перед императрицей, он читает стихи.

Как лист увядший, падает на душу
Твой взгляд... в нём жалость борется с презреньем
К нам - к нам! - твоим покинутым твореньям,
В тоске, во мраке без пути бредущим,

Но и любовь в нём теплится. Она
Нас щедро и сурово одарила,
Посеяв в сердце каждом два зерна -
На выбор - дел и мыслей два мерила:

Страх. Вечный змей. Петля его всё туже.
Мы - грязь, мы - прах. И кто бы встал из праха,
Когда б не стыд - строжайший среди судей, -

Листом осенним осенивший души...
Чем больше в нас стыда - и меньше страха,
Тем меньше мы - скоты и больше - люди.