April 7th, 2013

fire

Фаня Бранцовская



Фаня Бранцовская - последняя сегодня в Литве партизанка еврейского отряда.
Их там было несколько, но все такие отряды, как и в Беларуси, начинались с гетто, с подпольной организации, с двойной опасности, со страха соседей - как бы из-за них не пострадать, и с помощи людей за проволокой - поляков, литовцев, русских.
Таких было меньшинство. Но лучших в большинстве и не бывает. Бывает, когда власть убеждает, что большинство - лучшие. Ему это нравится. Тогда становится совсем плохо...

Collapse )

И все равно, нельзя говорить о поляках или литовцах плохо. Каждая национальность имеет свои плюсы и минусы, своих сволочей и своих порядочных людей.
За что нас убивали? За то, что мы евреи. И у нас, ушедших в Сопротивление, было желание защитить честь нашего народа. Никто их нас не задумывался в партизанах о том, останемся ли мы живы. Ведь и у нас, как и в гетто, погибали наши товарищи. Но они погибли, как люди. Понимаете, мы в партизанском отряде были людьми. Это очень важно - почувствовать себя человеком. На всю оставшуюся жизнь...

А. Ступников
ножки

Межвременье

По причине немного запоздавшей весны меня угораздило попасть в Харьков ровно на то самое межвременье между только что сошедшим снегом и распускающимися почками-цветочками. Это такое серо-коричневое пасмурное время, которого и бывает-то обычно дней десять. И вот они тут все мои. Но почки таки готовы лопнуть (а кое-где и уже), и я надеюсь застать хотя бы кусочек настоящей харьковской весны. В Лесопарке уже повылезли из-под слежавшейся коричневой дубовой листвы синие пролески, но до самых цветочных мест я пока не добралась - только с краешку посмотрела.
А ещё я простудилась, и вместо того, чтоб бегать по Харькову, по гостям и наслаждаться жизнью, сижу-лежу и хандрю, потому что у меня насморк, всё болит и слабость ужасная.
Невзирая на это, я сходила ещё к зубному и починила дырку, чему очень рада и счастлива. Вообще все эти медицинские расходы в Уфе мне встали бы натурально в разы дороже, потому что за всякие сложные анализы и хорошие пломбы денег дерут даже в "бесплатных" медзаведениях по месту жительства. Конечно, ехать специально из Уфы в Харьков за медициной было бы нерентабельно, но раз уж я всё равно тут...

Из-за простуды плохо варит голова; ручки чешутся написать про семинар (которым я в целом довольна), но сил пока чего-то нет. Я валяюсь и читаю Джорджетт Хейер. Она прекрасна, добра и жизнеутверждающа. И ещё я ем вкусную харьковскую колбасу. Кстати, о колбасе. Была на днях в гостях у Тумбочки с Леной. Угостили домашними самодельными колбасками. Надо стырить рецепт, потому что это очень клёво.

В Харьков, с одной стороны, вернулась прям как домой. Всё такое родное, хожу и умиляюсь. С другой стороны, хотя мой роман с Харьковом - штука совершенно отдельная, тем не менее без любимого мужа мне даже Харьков как-то не в полную радость, скучаю очень и хочу в Уфу. Вот такие вот раз-два-яй-ца...

Вчера была гроза, настоящая, с молниями, громом и дождём. Дни стоят серые, а мне очень хочется солнышка. А ещё я обнаружила на М Бекетова, там, где ул.Бажанова впадает в Пушкинскую, новый магазинчик "Живые вина Крыма". Он там теперь вместо какого-то кафе, в которое я всё издали хотела-хотела как-нибудь зайти, да не сложилось. Выбор неплохой - и бутылочные вина, и разливные, а ещё у них есть "Черный Доктор" от Солнечной Долины по 204 грн за бутылку. Массандровский (по 117 грн) тоже есть, но он купаж, а солнечнодолинский - чистый. Я у них взяла на пробу разливное десертное Бастардо какого-то ранее неизвестного мне украинского производителя (надо же, название забыла! но это не Крым, что-то с азовского побережья вроде бы). Ничего так, пить можно, хотя фирменное массандровское будет всё-таки повкуснее.

Вот такие примерно дела.