August 29th, 2009

katrin

Всем привет, делаю ручкой!

Я пока живая. Сижу в гостях в инете.

Себе поставить инет пока не удалось - дом ведомственный, туда не протянуто ни локалок, ни городского телефона. Но возможности пока не все исчерпаны, я их копаю. Как откопаю - сразу же с максимальной скоростью подключусь.
Потому что мне нужна работа, а для работы мне нужен инет, такие дела.

Здоровье у меня поправляется, дырки в пузе зажили почти совсем, уже вполне бегаю. Худею. Потому что мне прописали в связи с операцией соответствующие таблетки для коррекции гормоналки. Улучшению фигуры очень рада.

Жалко, что лето кончается... мало было мне лета... всё с этими житейскими геморроями и болячками. Хорошо, хоть на четыре дня на море попала.

Разбираю и сортирую старые свои архивы. Нахожу много интересного.

Пишу всякую нужную ерунду, но пока ничего готового нету, чтобы показать.

Не уверена, что куда-то выеду до Зиланта. Разве что на Осенний Перекрёсток, но это зависит от того, где решим делать. После Зиланта собираюсь в Уфу на некоторое время, тем паче, что и загранпаспорт надо будет менять как раз. Там и ночь рожденья отпраздную. А потом в Харькове ещё разок, когда вернусь.

Пошла работа над играми следующего сезона. Активнее всего сейчас Дюна. По Ночной Смене пока не скинула материалы в рассылку, надо чуток дописать ещё, но скоро скину. Полигонный Перекрёсток пока толком некуренный, надо кое-какие переговоры сначала провести, но задумки такие, что может получиться отвал башки по полной.

Пока больше никаких новостей, вот.

Жаль, что в отсутствие сети нет возможности писать в ЖЖ что-то осмысленное от себя, кроме житейской белиберды. Бо мысли-то есть, и обсудить было бы клёво, но пока нету возможности... Инету мне, Инету!
вестник

Про Волну

Тут вот Аська такое написала... Здорово очень, по-моему.

* * *

Птенец вскарабкался на краешек гнезда и с удовольствием встопорщил почти отросшие настоящие взрослые перышки.
- Еще дня три, и полетишь, - ласково сказала мама, пока птенец глотал муху, и улетела. Снизу пищали сестренки:
- Ну что там? Что? Расскажи?
- Э. Ну, вокруг эти зеленые штуки, - оглянулся птенец - ну, котрые сверху. Они везде.
- А еще?
- Внизу... внизу от дома такая коричневая, большая, и длииинная, и все... (он вытянул шею) уходит вниз до... до самого низа. Самый низ такой серый. И местами зеленый, но посветлее. Да вылезайте, сами посмотрите.
- А это что? - удивилась самая маленькая сестренка, выбравшись на противоположный край гнезда.
Птенец обернулся и чуть не свалился на дно гнезда.
Совсем рядом - ближе, чем до корней дерева - стояла, мерцая и просвечивая, огромная сине-зеленая стена. Высоко над головами изумленных птенцов верх стены превращался в белый пенный козырек, нависающий над деревом.
- Надо маму спросить... - тихо сказал птенец сестренкам.
Тут прилетел папа с длиннющим червяком и удивительная стена на время была забыта. Но червяк быстро кончился, и птенец вспомнил.
- А что это там. с той стороны?
Папа как-то странно взъерошился.
- Это, сынок, цунами. Такая волна. Она поднимается, и катится, и катится... и все смывает.
- А эта же стоит?
- Ну, - папа взъерошился совсем и стал похож на перовой шарик, - она и катилась, а мама сидела на яйцах, то есть вас высиживала, и не могла улететь же. Вот я к ней сел, чтобы ей не так было страшно, и мы зажмурились, и ждем, ждем... открыли глаза - а она стоит.
- И что?
- Ну и ничего. И стоит. Я потом подумал, что тут на соседнем холмике монах живет. Наверное, она его боится.
- Хм, - сказал птенец.
- Ну, все, кто мог убежать, все равно убежали, на всякий случай. Так что нам даже и лучше, червяков-то полно. Хотя страшно, конечно. Но куда ж от вас денешься?
Папа пригладил птенцу перышки и умчался.
Птенец вытянул шею, вглядываясь в соседний холм.
На холме, у островерхого гнезда, действительно сидел человек, протянувший руку к волне запрещающим жестом. Птенец смотрел на него, пока не устал, потом прилег спать.

Монах тоже смотрел на птенца.
"Похоже, скоро полетят" - с надеждой подумал он. За прошедший месяц у него адски затекла рука.

(с)http://shean.livejournal.com/629700.html