November 29th, 2008

орьер

С наслаждением!

С наслаждением поздравляю с днёмрождением нашего дорогого и любимого дона Мамуду!

Я Вас, дон Мамуда, очень за многое люблю, ну, Вы знаете. И за доброе сердце, и за нежную душу, и за смелость, и за безбашенность, и за горячий нрав, и за всё-всё-всё. Хоть Вы и не совершенны, как и любой из нас.
Но я Вас ещё и глубочайше уважаю. В первую очередь за то, что с Вами я, не сомневаясь, встану хоть на самом последнем рубеже. Если вдруг придётся взаправду спасать мир, я готова быть с Вами в одной команде. Такие дела.

Пусть при Вас всегда будет и настоящая любовь, и сухой порох!
слово

Летучий Голландец

.
“Чертовка-погода - опять собираются тучи,
Но бриз океанский полезней любого бальзама!”
“А что за корабль на рейде?” - “Голландец. Летучий.”
“Летучий Голландец? Да что Вы? Тот самый?” - “Тот самый.”

“А, может быть, всё это ложь?” - “Это правда святая.
Он здесь ненадолго, немного застрял на погрузке.”
“Он правда летал?” - “Говорили. Давно не летает.”
“Он точно голландец?” - “Не знаю, но пьёт словно русский.”

“Сказали, он - демон!” – “Спросите у тех, кто сказали.”
“Но как же людская молва?” - “Пропади она прахом!”
“А он убивал?” - “Только скуку и чёрную зависть.”
“А те, что погибли?” - “Они погибали от страха

И сила скорее в уме, а не в верном кинжале.”
“Но шторм - это вам не рисунок на тонком картоне!
И корпус не нов и его паруса обветшали!”
“Покуда корабль мечтает - он вряд ли утонет.”

“Какой он наивный!” - “Скорее упрямый, упёртый.”
“Он что, сумасшедший?” - “Едва ли, причина другая.”
“Кого-то боится, считаете - бога ли, чёрта?”
“Да нет - ни того, ни другого. Себя, полагаю.

Он - то умудрённый старик, то малыш годовалый
И любит веселье, истории знает смешные.”

“Куда ему в море? Не выдержит первого вала!”
“Он выдержит первый. И пятый. И все остальные.”

“Выходит, что он безрассудный?” - “Скорее отважный.”
“Не слишком приветлив?” - “Порой молчаливый и странный.”
“Он может сюда не вернуться?“ - “А это не важно -
Чем гнить на земле, так уж лучше на дне океана.

Уходит куда-то надолго, приходит усталый,
А в трюме - ни леса, ни меха, ни уса китова.”
“Богатый, небось?” - “Нет, богатство к нему не пристало.”
“Так он не купец, не разбойник, не пастырь? А кто он?

Отважный моряк - укротитель зелёного змея?
Скитался по белому свету и что в результате -
Ни славы, ни денег, ни почестей! Что он имеет?
Он просто безумец!” - “Не думаю. Просто мечтатель.”

“Выходит, что не уважает ни чёрта, ни бога?”
“Бог - то, что в тебе. Hо и чёрт неотвязчив как муха.”
“А в трюмах, наверное, водка?” - “Она, но немного.
Скорей для лечения ран, чем лечения духа.

Земля для него как пустыня - глухая, немая.
Давления суши душа не выносит морская.”
“И он уплывёт?” - “Он уже паруса поднимает.”
“И он полетит? Вы уверены?” - “Я допускаю.

Не выпадет чайке проснуться болотною выпью,
Не светит матросу роскошная шляпа из фетра...
Он снова уходит - ну что же, давайте-ка выпьем!
Семь футов под килем ему и попутного ветра!”

Автор - Игорь Приклонский

Сигурд сегодня в аську прислал. Интересно, это песня или так?
fire

О жизненных позициях (стихи)

Венеция, часть очередная

Под мостом Риальто - жидкая, чуть радужная вечность.
В вечности плавают палочка для чистки ушей и яблочный огрызок.

Палочка говорит:
- Венецию поглотит море.
Оно плещется неизбежно, и водоросли слой за слоем
Нарастают на ступенях и душах.
Отложения солей, геологический процесс, и каждый - песчинка,
Не очистить, не убрать, не сбросить -
Некому, не хватит времени, сил, жизни самой...

В вечности покачивается жёлтая пластмассовая полоска.

- Фигня это, - отвечает огрызок, - авось прорвёмся.
Да, вода разъедает мягкие ткани,
Да, уже не чувствую боками алую радость солнца,
Но ещё сердцевина, сомкнутые полупрозрачные створки,
Солёная вечность туда ещё не пробралась,
Кажется, нет, точно, не пробралась, а значит,
Я ещё зазеленею в маленьком сквере,
Стану плотным, с гладкой корой на ветках, стволом шершавым,
Обхватить рукой, не то щекой прикоснуться или ветру взъерошить,
Стану лиственной тенистой шапкой, потом стану плотью острова
Или хотя бы спинкой скамейки возле какого-нибудь палаццо,
И я, вот лично я не позволю морю скрыть Венецию,
Слизать серо-голубым языком, растворить в лагуне:
Против этого корни моих семян, суть моя, сердце моё.

Волна приподнимается и бережно кладёт огрызок
Неподалёку от моста Риальто.

(c)http://lugovskaya.livejournal.com/1095518.html