November 27th, 2007

по уму

Возле литературы

Остался тут смысловой хвост от ранее идущего поста про литераторов, потроха и правду жизни. Далее так, заметка для себя, а отнюдь не готовый манифест.
Думая над вопросом, что для меня важно в литературе, неоднократно ловила себя на том, что в моей системе приоритетов экзистенциальная ценность текста однозначно стоит выше его чисто литературного качества. Более того: для меня и литературного-то качества без экзистенциального - нет, по большому счету. Текст может быть сколь угодно талантливым и красивым, но если он не сообщает мне ничего нового о мире, не побуждает думать - он каким-то очень естественным путём сваливается в мою личную корзину для бумажного мусора.

Мне же нужно, чтоб текст реально сдвигал восприятие, озадачивал, напоминал о подзабытом, чтобы он тревожил душу (не просто возбуждал эмоции и чувства, заметим, а затрагивал глубокие жизненные основания и ценности). И если он её реально тревожит - я могу простить ему стилистические шероховатости, банальности и т.п.

То есть, основную и наибольшую ценность для меня имеет текст, который меняет человека, еще точнее - на очередной шажок приближает его к Человеку. Собственно, для меня весь смысл литературы состоит именно в этом, а красота и отточенность стиля - пусть необходимый, но всё же инструмент.

...А еще для меня всегда было дилеммой "говорить точно" и "говорить красиво". То есть, для меня одно на практике не означает другого, и приходится выбирать, мучительно искать и выстраивать компромисс. Хоть в восприятии текста, хоть в его написании. При том, что я высоко ценю и то, и другое. При том, что точность я всё-таки скорее предпочту красоте, чем наоборот...
И при том, что в пределе, в идеале, я понимаю, что на самом деле, по сути, это одно и то же: точно до красоты - и красиво до точности.