?

Log in

No account? Create an account
Ещё одна порция фейских приключений - Очередная рабочая тетрадка
Июнь 8, 2018
04:15 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Ещё одна порция фейских приключений
00729d326a558a3af927

Мне прямо почти неловко - в мире на каждом шагу ужас что творится, а я опять с феечками. Но, блин, надо же из чего-то получать драгоценный гламур дофамин, и тут почти все средства хороши. Ничего судьбоносного или литературно ценного в этом тексте нет, мне просто хочется делиться очередными приключениями своей крещёной сиды.
Это мы тут на днях немножко поиграли в нашу традиционную уфимскую фейскую игру. Делал эту игровую сессию (точнее, две, с интервалом в несколько дней) другой мастер, это его не первые, но, можно сказать, вторые пробы, и очень даже прилично получилось для начала! Во-первых, очень продуманно, и было заметно, что у мастера есть если не заготовки, то логика для разных вариантов развития событий. Во-вторых, очень подкупает внимательное и доброжелательное отношение к игрокам и персонажам, нормальная обратная связь. Надеюсь, что Раэн будет делать ещё.

Осквернённая роща

Право, это превратилось в дурную традицию - возвращаться в Туманный Дол по весне для того, чтобы встрять в очередной катаклизм.
Ну да, я приехала после Белтайна, проведя холодное время в родных местах. Местные феи, насколько я понимаю, проспали всю зиму... Хотя нет, из переписки я узнала, что вроде бы собирался военный отряд на защиту границ, по призыву Королевы Лады. Но понятия не имею, чем это кончилось. Я в это время как раз, немножко соскучившись по Туманному Долу, потихоньку копалась в хрониках и документах, пытаясь собрать какое-то внятное описание здешних мест для собратьев, живущих вдалеке.
Когда я вернулась, уже зацвела черёмуха, потом сливы, вишни, яблони, сирень... Короче, мне совершенно не хотелось выбираться из Трёх Сосен. Пока не приснился этот странный и тревожный сон.

Я видела город, на землях которого располагается Туманный Дол, с высоты птичьего полёта. С одной стороны небосвода опускалась на землю ночь, в другой царил ясный солнечный день. На грани сумерек город переливался то густыми яркими мазками, то графикой улиц и кварталов, поворачиваясь ко мне то одним своим боком, то другим. Сквозь его рябую шкуру просвечивала местами мерцающая дымка Грёзы. Незнакомый старческий голос заскрипел прямо у меня над ухом, чётко, как в диктанте, выговаривая каждое слово:

"Один из пяти столпов веры Ислам,
Время саума возвестит имам.
Купол бирюзовый, серп золотой,
Рядом где служат стражи с водой".

Тёмные пятна, постепенно расширяясь, заволокли видение.

Проснувшись, я включила ноутбук и запустила поиск по карте. Купол с серпом? Очевидно, это мечеть. И только одна из них имеет бирюзовый купол. Рядом пожарная часть. Вот они, стражи с водой. Между ними - небольшой обрывок старого парка. Одно из чёрных пятен во сне расползлось примерно оттуда. Ну что ж, пожалуй, стоит взглянуть на это место поближе. И побыстрее. Утром я выехала в город.

*

Едва придя на место, я заметила, что к парку со всех ног мчит фиолетовая кошка. Которая на подходе внезапно оказалась Иволгой. Иволга бранилась, что у неё в последнее время скверно выходит отводить глаза. Нормально, сказала я, это отличный способ отвода глаз не от себя, а на себя - но от чего-то другого. Иволга увидела тот же сон, что и я.
А войдя в рощу в Грёзе, мы увидели, что это "ж-ж-ж" - неспроста. Посреди рощи зияло мёртвое пятно, прореха в ткани Грёзы. Из чёрного обугленного центра по земле разбегались трещины, трава и кусты превратились в пепел, деревья возле дыры обуглились, одно из них рухнуло. Среди углей и пепла мы видели химер, окаменевших в ужасе, в тщетной попытке убежать от настигшего их кошмара. От прикосновения они рассыпались в пыль. Одновременно можно было заметить, что рана, нанесённая Грёзе, медленно, с трудом, но всё-таки затягивается.
Мы начали исследование с края ещё живой травы, затем переместились к эпицентру - и обнаружили там обугленный остаток дерева, в котором едва теплились последние искры жизни. Он словно взывал о помощи. Иволга попробовала полить его какой-то особенной водой... Но дерево умерло окончательно, напоследок наградив Иволгу ужасным видением, едва не сбившим её с ног тяжёлой волной иссушающей банальности. Попробую рассказать по памяти, с её слов.
Тёмная фигура, опознать которую было невозможно в сгущающемся мраке, вершит какое-то ритуальное действо возле того, что тогда ещё было деревом. К дереву привязана химера. Кругом - какие-то чаши, черепа, пепел, в чашах кровь, красные огни мерцают сквозь клубящуюся тьму. Кажется, были ещё какие-то фигуры. Химера в страшных мучениях и крике гибнет от рук тёмного незнакомца. Кровь в чаше. Мрак и ужас.
Иволга пошатнулась, побледневши так, будто её щедро мазнули побелкой.
Ещё перед тем, как мы подошли к умирающему дереву, я воззвала к рунам - и вытащила руну "Уруз". Обращённую. Утрата силы, вот это что. Это место было сильным, но кто-то эту силу, похоже, забрал

*

Немного отдышавшись, мы решили посмотреть, не найдётся ли в ближайшей окрестности чего-то, что могло бы пролить хоть немного света на то, что здесь произошло. И довольно быстро обнаружили ещё одну часть рощи, живую и на вид почти не пострадавшую. Правда, нас отделяла от неё огромная расщелина в земле, я бы даже сказала - пропасть. И пропасть эта не была следствием свежего катаклизма, поскольку края её соединял старый подъёмный мост, явно нокерской работы. Правда, механизм моста выглядел так, будто бы его тряхнуло с недетской силой - отдельные части вылетели со своих мест, и собирать их нам пришлось до десяти метров в разлёте. Уважаю нокеров, на самом деле, делают надёжно - ни одна из деталей не была сломана, и нам удалось приладить их на место и воспользоваться мостом.
Перед нами предстала опустевшая роща - как будто из неё в панике разбежались все обитатели, от лесных химер до жучков и червячков. Деревья стояли, окружённые мерцающими кольцами. Познакомившись с кольцами поближе, мы на своей шкуре выяснили, что это было разное мелкое охранное волшебство - неопасное, но не всегда приятное. Видимо, деревья по-своему пытались защититься от того, что произошло вблизи. Мы на всякий случай поиграли в сапёров и "размагнитили" все ловушки - на случай, если кто-то из китэйнов придёт вслед за нами. В принципе, можно было этого и не делать. Но только поснимав все, мы поняли, что ничего по-настоящему опасного там не было. Но теперь, возможно, в рощу снова смогут прийти те, кто был или станет её обитателями.

К тому же мы надеялись, что какие-то из чар прольют нам свет на происходящее. И в самом деле - добравшись до самого дальнего и глухого угла рощи и расколдовав очередное дерево, мы кое-что нашли. Точнее, нашла Иволга. Она услышала всё тот же скрипучий голос, который проговорил ей что-то о месте, где под шум машин кого-то убивали, и где есть знак раскаяния и вины, "где грани чётко видны". Над этим следовало подумать.
Кроме этого, мы обнаружили в роще парочку зачарованных снов и каменную чашу, в которой завалялся драгоценный камешек. И всё.
К тому моменту мы так измотались с этими ловушками и всё ещё мерзко фонящей дырой, что решили взять тайм-аут: отправились на квартиру к Иволге и завалились спать.
Перед уходом я ещё раз спросила у рун, что всё это значит. И ответом мне стала руна "Эйваз". То есть, явившись в эту рощу и попытавшись понять, что здесь случилось, мы встали на непростой путь, который надлежит пройти, и на этом пути нам со всей определённостью понадобится помощь и защита. Ну что ж, логично...

*

...Мне снился прекрасный, волшебный, удивительный сон, в золотом сиянии и ярких, весенних красках.
В центре роскошной залы, держась за руки, стоят Ши. Их праздничные одежды украшены гербами. Кажется, здесь представители почти всех Великих Домов фэйри. Прекрасные лица залиты светом. В центре круга молодой Ши, судя по цветам его одеяния, из Дома Лианнан. Руки остальных касаются его. Он держит в руках сверкающий камень - настолько яркий, что его нельзя рассмотреть. Камень излучает гламур, который струится по телам всех присутствующих и рассеивается в окружающее их пространство. Этой силой наполнено всё вокруг, я чувствую, как он начинает наполнять и меня...

Проснулась я очень посвежевшей и с новыми силами. Но потом мы бахнули ещё кофе. И довольно быстро сообразили, где может быть вот это место "с гранями". И, конечно же, отправились туда. И я сунулась первой к подножию креста, где ткань Грёзы словно дрожала от чего-то невысказанного. И оно обрушилось на меня.

Я увидела тёмную фигуру, окружённую клубящимися тенями посреди леса. Рядом с ней опадают с деревьев листья и вянет трава. Испуганные химеры разбегаются прочь. От фигуры исходит сокрушающая пустота банальности, чёрное пламя ненависти, леденящий холод страха. Это почти сбивает меня с ног.
Перед фигурой - большое, очень большое дерево. Тёмный незнакомец держит что-то в руке. Я слышу шёпот множества голосов. Они потихоньку смолкают. В воздухе пепел, и его всё больше. Свет, и без того слабый, тускнеет - и лес погружается во мрак.
Этот мрак словно высасывает силы и волю...
Видение гаснет.
Я, будто сквозь воду, слышу встревоженный голос Иволги и с трудом осознаю, где нахожусь. Но из-за туч выглядывает солнце, по парку плывёт всеоживляющий аромат сирени, и я понемногу прихожу в себя. Сегодня я буду долго и много молиться. И писать письма.

Слуга своего господина

черное дерево

Ну что же? Первое, что я сделала - я написала обо всём, что мы с Иволгой нашли, Его Светлости Герцогу Туманного Дола. И он ответил, что примет скорейшие меры.
Затем я написала ещё несколько писем - к тем, от кого у меня была надежда получить какую-то помощь для меня лично. После того видения, про чёрного супостата возле Старого Дуба, я никак не могла прийти в себя - я чувствовала, что моя ментальная защита взломана, и в случае, если некто решит контролировать меня, я не смогу противопоставить ему свою волю. Я подумала - может быть, кто-то другой сможет меня прикрыть своей волей или волшебством? Но на мои письма никто не ответил. И тут мне пришло в голову отправить весть в родной Холм...
И помощь пришла!
В качестве помощи примчался не кто иной, как сэр Фиар аэп Балор. Нет, вы не ослышались.
Сэр Фиар, молодой Ши из дома Балор, явился в Шлиавнасмеру года два назад из заморской конкордской земли, имея за спиной могущественного врага, которому он сильно насолил. Я оставлю за скобками то, что знаю об этом, скажу лишь, что проблемы сэра Фиара не выходили, в принципе, за рамки довольно обычных феодальных разборок между владетельными Ши, и повлекли за собой изгнание из земель, бывших ему родными в текущем воплощении. Король Доналл, мой дядя, взвесив все за и против, счёл возможным оказать ему гостеприимство, и этого лично для меня достаточно. Сэр Фиар оказался сведущим книжником, немало знающим о тёмных материях Грёзы, на почве этого интереса мы нашли общий язык и даже подружились - и провели вместе немало весьма насыщенных и взаимно полезных часов в хранилище книг и свитков Холма.
В описании того, что мы с Иволгой нашли в роще, сэр Фиар увидел кое-что знакомое и решил, что его знания могут нам пригодиться. Помимо этого, он был готов прикрыть меня своей волей в случае, если кто-то решил бы воспользоваться мной. Да, я достаточно ему доверяю для этого. С таким союзником уже можно было попробовать двигаться дальше. Старый Дуб взывал, и мы пошли к нему.

*

Со всей очевидностью, Старый Дуб услышала не только я. У входа на серебряный трод, ведущий к Дереву Сказок, мы встретили Иволгу, Заточку, сэра Мяута, сэра Виндсваля аэп Эйзин и самого Герцога.
Иволга ворчала, что после того, что мы видели в роще, ей снилось много интересного, и теперь у неё руки чешутся спалить этого злодея ко всем фоморам. Я же, говорила она, в целом очень миролюбивое существо! Никогда, говорила она, в ней ещё не было столько огня. По её пальцам пробегали алые искорки. Я думаю, что самый страшный противник - это мирное создание, которое как следует довели.
Сэр Мяут прихорашивался и точил свои острые когти. Его Светлость вышел как будто из тумана. Корона Туманного Дола засияла на его челе, но он набросил на голову капюшон своего скромного плаща, прикрыв блеск камней. Заточка возник как из ниоткуда, думаю, из ближайших кустов. Стоя на грани Грёзы и Яви, я наблюдала, как из подъехавшего к стоянке автомобиля появился Виндсваль аэп Эйзин и величественно двинулся к нам - в чёрном доспехе и развевающемся плаще, вооружённый длинным копьём с большим наконечником. Я представила Его Светлости своего гостя и поручилась за него. Не знаю, что теперь думает обо мне Герцог.

Серебряный трод мерцал у нас под ногами. Мы двинулись в глубь Грёзы.
Хорошо знакомый нам лес выглядел очень встревоженным. Не слышно было обычного щебета птиц, химеры попрятались, даже листья словно боялись собственного шелеста. По обеим сторонам трода было непривычно темно.
Возле первой развилки мы остановились. От основной тропы отходила едва поблёскивающая ниточка, в конце которой светился огонёк. Мы с Фиаром остались стеречь тропу, а остальные пошли посмотреть, что это там сверкает. Вернулись они с камнем, который, как мне рассказала Иволга, Виндсваль вытащил из тумана в конце тропинки.
За следующей развилкой нас встретили две слепые статуи, которые на звук забросали нас парализующими шарами. Чтобы пройти дальше, нужно было повернуть рычаг, отключающий механизм стражей. Не всем удалось увернуться от выстрелов, хорошо, что эти чары действовали недолгое время. Пройдя мимо статуй, мы снова оказались в тупике, под ногами снова что-то блестело. Честно говоря, у меня было полное ощущение, что кто-то специально разбрасывает по Грёзе "конфетки", чтобы отвлечь нас от основной цели. Подобрав ещё какую-то ерунду, мы вернулись на главный трод.

*

Между тем кругом становилось всё мрачнее и гаже. Лес словно присыпало пеплом. Тянуло гарью, пустотой и смертью. Судя по всему, тот, кто осквернил рощу, уже успел побывать и здесь. Какая-то дрянь налипла к веткам возле тропы. Сэр Виндсваль попытался копьём снять с ветки что-то, похожее на белую змею, эта мерзость моментально заползла ему на руку, и рука отнялась. Опытным путём удалось растворить эту гадость обычной водой. Хорошая привычка - всегда таскать с собой бутылочку для питья. Больше мы ничего не трогали и, в целом, проскочили довольно удачно.
Не доходя до поворота к Дубу, мы увидели кое-что интересное, если уместно так сказать.
Фактически прямо на троде расположилось огненное кольцо. В кольце, как в ловушке, скорчилась фигура человеческих очертаний, лицо узника было закрыто белой маской. А сразу за кольцом дорогу наглухо перегораживала вертикальная чёрная стена - гладкая, переливающаяся, она временами становилась полупрозрачной, и в этих просветах смутно виднелся дальнейший путь. В воздухе вились какие-то чары - мне казалось, они едва заметно, как паутина, касаются лица. Стена оказалась непроницаемой.

Сэр Фиар, глядя на чёрную стену, задумчиво промолвил, что более всего это похоже на заклятие, известное как Полог Тьмы. Для его создания требуется так называемый "Тёмный Гламур" и умение с ним обращаться. А ещё такое могут делать Танцоры Чёрной Спирали. (Какие, однако, сущности тут у нас побывали!) Он сказал, что обычно Полог Тьмы развеивается со временем сам. Но времени у нас, судя по всему, не было.
Тем временем узник огненной ловушки разглядел нас и начал взывать о помощи. Взамен он обещал научить, как преодолеть чёрную стену. Кто ты таков вообще? - спросили у него. Я, говорит, всего лишь скромный слуга моего господина. Ну и как зовут твоего господина, и как ты сюда попал? - спросили у него. Я, говорит, толком ничего не помню. Но как стену преодолеть, знаю. Только выпустите меня отсюдова, а то мне тут совсем плохо, я умру.
Надо сказать, что в огненном кольце наблюдалось что-то вроде разрывов. Мы предположили, что туда надо что-то вставить. Но что? И тут Заточка прямо под ногами обнаружил крупный сверкающий самоцвет. Здоровенный, почти с яйцо величиной. И пока одни совещались, надо ли выпускать из ловушки этого горемыку, а вдруг он - плохая киса, другие обыскали окрестности и нашли ещё несколько камней. Вопрос, однако встал ребром. Атмосферка сгущалась. Иволга заполошно причитала, что надо скорее двигаться дальше - как выяснилось потом, панику на неё нагнали витающие в воздухе чары. Сэр Виндсваль был категорически против того, чтобы размыкать ловушку. Заточка уговаривал выпустить пленника. Мне тоже казалось, что стоит это сделать. Может быть, он и плохая киса. Но между поступком, продиктованным прагматизмом, и поступком, продиктованным милосердием, я всегда выберу второе, и будь что будет. Герцог поспорил с Виндсвалем и разрешил этот спор самым простым образом - вырубил Виндсваля, врезав ему рукоятью кинжала по голове, и забрал камни, которые были у того в руках. (Как я узнала позже, сэр Виндсваль попал под чары камней, которые чуть не поработили его). Ещё некоторое количество драгоценного времени было потрачено на торговлю вокруг формулировки клятвы, которую взяли с пленника. В итоге он обещал не причинять нам вреда ни сейчас, ни после, взамен на то, что мы освободим его и сами не тронем.
Выйдя из ловушки, пленник сообщил нам, что мы все должны смешать свою кровь в чаше и собрать по одному предмету из окружающего пространства на каждого из нас, и чтоб предметы эти не повторялись. Меня всегда крайне настораживает волшебство на крови, но решение было принято, и дальше раздумывать было уже не с руки. Мы сделали всё, что нужно, после чего каждый из нас начертал кровью из чаши себе дверь в Пологе Тьмы. Когда последний из нас прошёл за стену, стена обрушилась у нас за спиной, а бывший пленник приосанился и сказал нам речь.

Я, говорит, обещал вам не причинять вреда, и я своё слово сдержу. Но и вы сдержите своё. А я вам передам кое-что от моего господина.
Итак, его господин передавал нам, что вскоре наша Королева собирается призвать китэйнов Туманного Дола на войну. Он сказал "с гару" - и поди пойми, кстати, что значило это "с" - вместе или против? И если мы, значит, повинуемся зову своей Королевы, то на этот случай нам следует посмотреть, насколько велико могущество его господина, и коли мы его не послушаемся, а послушаемся Королеву, то будет у нас вот это вот всё - и намного хуже. Делайте, мол, выводы. На этой оптимистичной ноте человечек в маске исчез.

Теперь мне, кстати, интересно, годится ли использованный нами способ для снятия Полога Тьмы всегда, или это была частная локальная флуктуация? На всякий случай, надо запомнить.

*

Пейзаж тем временем становился всё более скорбным. Такое же опустошение мы с Иволгой наблюдали в роще. Мне, честно говоря, всё ещё было очень стрёмно от мыслей о возможной встрече с тем, кто всё это натворил. После высказанного нам послания я уже пришла к выводу, что вряд ли он поджидает нас сам, иначе зачем бы понадобился посредник, но мало ли какие слуги этого господина могли здесь обнаружиться ещё?
Но возле Дерева Сказок никого не оказалось. Поляна была выжжена и смердела Банальностью и тленом. Сам Старый Дуб изнемогал под тяжестью злых чар - листья его почернели и свернулись, кончики ветвей обуглились, и только огромная сила могучего дерева позволяла Дубу ещё держаться. С ветвей его медленно опускались сияющие огоньки и гасли в почерневшей, покрытой пеплом траве. Они напомнили нам с Иволгой защитные чары на деревьях вокруг сожжённой рощи.
Очаг под Дубом зиял как рана, а в центре его торчал здоровенный чёрный клин. Он источал скверну и зло. Даже прикоснуться к нему было невозможно - он обжигал мертвящей Банальностью, сэр Мяут было уже протянул к нему лапу - и тут же отдёрнул, поражённый нестерпимой болью.

Мы собрали горсть падающих с дерева огоньков и обложили ими по кругу орудие, нанёсшее рану Грёзе. Дуб едва слышно зашелестел - похоже, ему становилось легче. Сэр Фиар внимательно изучал происходящее. Это Шип Смерти, сказал он, ещё одно творенье Чёрного Гламура. Убрать его может любой китэйн, кроме того, кто его сотворил. Но дорого за это заплатит, утратив часть своей силы и искусства...
Виндсваль аэп Эйзин подошёл к Дубу и приложил ладонь к обугленной коре. И начал говорить. Он рассказывал Дереву Сказок какую-то древнюю притчу. Когда он закончил, я продолжила сказкой. Иволга подключилась со стихами. И зловредные чары понемногу начали отступать от дуба, будто тьма отползала к осквернённому очагу, собираясь вокруг смертоносного шипа.
Виндсваль подошёл и потянулся к шипу рукой, но Герцог остановил его. Принесение жертвы - не лучший путь, сказал он, и скорее всего - не единственный. Мы видим, что Дуб наполняется нашей силой. Давайте поможем ему, возможно, он сумеет исцелить и себя, и Грёзу вокруг. Он подошёл к дереву, прикоснулся к нему и запел. Мы все стояли вокруг Дуба и пели вместе с ним. И видели, как Дуб наливается силой, как рассыпаются вокруг него сверкающие искры, оживляя деревья и траву. Но Шип Смерти не исчез - он по-прежнему торчал в сердце очага, заключённый в кольце огней, но всё ещё не бессильный.
Никто не успел оглянуться, как возле очага оказался сэр Фиар аэп Балор. Он сказал: "Возможно, кровь фоморов защитит меня?" - и одним рывком выдернул чёрный клин. Шип Смерти рассыпался в прах в его руке. Фиар покачнулся, плечи его поникли, как будто силы резко оставили его, но он поднял голову, и торжествующая улыбка скользнула по его губам. С мертвящим чародейством было покончено.

Мы возвращались в молчании, думая о том, что на самом деле это не конец, а начало другой истории, которая, судя по всему, ожидает нас в скором будущем. Злодей, пытавшийся запугать нас, определённо знал больше, чем знаем мы, о грядущих событиях. Сэр Фиар не пострадал от Банальности, которую нёс в себе Шип Смерти, но утратил часть своих сил и искусства. Я надеюсь, что со временем он исцелится. Теперь нам известно несколько больше о чарах Тёмного Гламура на практике. И, конечно, всем нам большой урок - следует быть внимательнее к тому, что происходит в Грёзе вокруг нас...

Tags: , ,

(Оставить комментарий)

Творческая Мастерская "Время Дороги" Разработано LiveJournal.com