Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Categories:

Фейские приключения, нравственно-философские вопросы и немножко волшебства

Тем временем опять играю в фей. Выбралась из трудной ситуации, пришлось для этого поломать голову и втянуть в игру ещё пару игроков, и ещё двое сами втянулись. В процессе неожиданно для себя самой написала стишок (неожиданно - потому что я ничего законченного не писала уже с 2008 г., с игры по "Острову"). Игра, в общем, идёт странно и не без проблем, но при всех косяках приносит, извините за внутренний сленг, какой-то "гламур", раз уж даже что-то сочинилось.
Для тех, кто не в курсе: мой персонаж - сида-подменыш из Ирландии, провидица, "крещёный сид", в мире людей - волонтёр католической миссии. Такое редко, но случается даже в мире фей. У персонажа есть пабличек в ВК - https://vk.com/danasid - там я время от времени что-то пишу по игре уже не первый год, нечасто, но тем не менее, а если кому-то интересно почитать про свежие приключения целиком прямо здесь, так вот - под катом рассказ из нескольких записей, включая и тот самый стишок.

by_amarga
Картина на шёлке авторства Амарги

*
Честно говоря, я несколько сомневалась, что здесь ещё появятся записи, потому что влипла в историю, из которой не была уверена, что выберусь. Но добрые и могущественные силы хранили меня, а друзья не забыли обо мне, поэтому я снова здесь.
Но, наверное, стоит по порядку.
Названное некогда имя княжества (или герцогства, называют его то так, то так) Туманный Дол, похоже, оказалось пророческим. Видимо, Грёза не случайно избрала его. После короткого пробуждения прошлогодней весной Дол снова затянуло туманами забвения. Огни фрихолдов как угасли, так и не загорелись, а зажжённый прошлой весной очаг великолепного Джоффри аэп Фионна тоже канул в туманы. Моя усадьба Три Сосны избежала этой печальной участи, и я прожила здесь до нынешней осени, пока не протрубил рог Охоты в руках вернувшегося из дальних странствий сэра Натаниэля аэп Гвидион.

В тот час, когда я услышала пение рога, у меня гостила новая знакомая: путешественница из далёкой страны - Варта, ворона-пак, жительница Гнезда, странного фрихолда далеко на Севере, парящего высоко в небе на всех ветрах и населённого только паками-птицами. Вместе мы решили отправиться в Туманный Дол, чтобы, быть может, встретить там кого-нибудь из моих знакомых. Признаться, одиночество к тому времени уже стало сильно меня тяготить. А Варте просто было интересно посмотреть на новые места.
Решив начать поиски со Старого Дуба, я взяла в руки свой посох с вырезанными на нём путеводными рунами - тот самый, который четыре года назад провёл меня через Королевства Кошмаров. И мы двинулись на поиски. Было это ровно за месяц и один день до Дня Охотника.

*
К Дубу мы с Вартой вышли очень легко, по пути болтая и смеясь. Ворона делилась чудесными историями из Гнезда, а я рассказывала ей о своей ирландской родне и о том, как я оказалась в здешних местах. А потом я очень удивилась: под Дубом, прямо среди леса, стоял небольшой домик с белыми стенами. Двери его были гостеприимно распахнуты. И мы, конечно же, в них вошли. И если не брать во внимание то, что нити Дан всегда ложатся так, как надо, то по всем остальным признакам это была ошибка.
Как только мы зашли внутрь, двери исчезли. В остальном дом выглядел вполне прилично: накрытый стол с напитками и фруктами, подушки и пледы для сидения, ароматы благовоний и цветущие кусты в кадках. Ну что ж, подумали мы, наверное, всё это не случайно - и решили подождать, присев у очага.
Ждать пришлось недолго. Вскоре за стенами раздалось пение рога, крики и топот. Внезапно двери на короткий миг распахнулись, и в дом вбежала невиданной красоты белая лань, а за ней - целая толпа охотников-фэйрис во главе с самим сэром Натаниэлем (которого к тому моменту я не видела уже около трёх лет!). И тут же выход исчез. Разгорячённые погоней охотники оглядывались вокруг, а я с изумлением узнавала среди неизвестных мне китэйнов - знакомые лица!
Сэр Натаниэль, конечно же. Ничуть не изменился! Такой же улыбающийся и горделивый. Эшу Тимира. Кошка леди Эмма. Сэр Мяут, рыцарь. Чёрный кролик Бубенчик! Ретта, которую я когда-то, смеясь, называла Красной Шапочкой - не одна, с незнакомым мне напарником, в качестве телохранителей незнакомой очень милой Ши. Куница Этери, я помню её ещё мечтательницей, рисовавшей волшебные картины! И, внезапно, Дориан, которого я уже здесь упоминала ранее, и который пропал так же загадочно, как и появился, прошлой весной.
- Где ты был? - спросила я, - почему не заходил, не подавал вестей?
- Спал, - пожал плечами Дан.
Ну что за напасть эти туманы.
И тут появился Человек-в-Чёрном.

*
Человека-в-Чёрном я узнала. Четыре года назад он приснился мне (как выяснилось позже, не только мне) и пригласил... прийти в некое место с непонятной целью. Мне тогда всё было внове, от моего пробуждения не прошло и месяца, передо мной разворачивался удивительный и таинственный мир Грёзы, любопытство било ключом - и я, конечно же, пошла, куда позвали. Как оказалось, не я одна - я встретила там, например, княгиню Анну аэп Варич и Илдрэн Иволгу, и кто-то там был ещё из китэйнов, я сейчас не могу вспомнить - я тогда мало кого знала в лицо, а с госпожой Анной я уже была знакома. В итоге мы долго блуждали в некоем тёмном пространстве, ведомые только тонкими нитями, и собирали волшебные свитки, с помощью которых затем делали ходы на чём-то вроде игрового поля. На выходе каждый из нас должен был дать нерушимую клятву - на свой выбор. Вот именно тогда я и поклялась, что не буду никогда принадлежать иному Дому, кроме Дома Господа моего Иисуса Христа. Видимо, столкнувшись с неведомой, но могущественной судьбоносной силой, я, не задумываясь, назвала то, что определяет мой жизненный путь. Такая судьба. Выходя, каждый из нас получил именной рунический амулет без права передачи, способный один раз перенести своего владельца в любое место. Запомните этот момент, мы вернёмся к нему позднее.

В этот раз Человек-в-Чёрном возник из ниоткуда возле небольшого столика на высокой ножке. Перед ним на столе развернулось поле, похожее на карту - нагромождение очень ярких картинок, круги и линии между этих кругов. Тихим невыразительным голосом он сообщил, что каждый, кто хочет покинуть этот дом, должен сыграть в игру на этом поле, и другого выхода отсюда нет. В качестве фишек на игровом поле следовало использовать драгоценные камни, которые ещё нужно было раздобыть. Где же?
И тут в противоположных стенах дома возникли новые дверные проёмы...
Вот Белые Двери, вот Чёрные Двери, за ними - непроглядная Тьма, и только нити серебряных тродов служат единственным ориентиром в этом пространстве, наполненном химерами, тварями и чарами. Отпустишь нить - пропал. Идя по нитям, можно отыскать сосуды с драгоценностями, которые затем поставить на игровое поле. Скорее всего, за добычу придётся сражаться. Неизвестно, все ли вернутся из Тьмы живыми. Но другого выхода нет.
И каждому, вступающему в Игру, выдавался амулет с начертанной на нём руной. И каждый, вступающий в Игру, называл своё имя (под которым его знают другие) и Дом.

Может быть, я уловила не все нюансы правил этой Игры, но уж как запомнила.

*
...И тут у меня что-то поднялось внутри - тревога, отторжение, невероятной силы протест против того, чтобы взять амулет и присоединиться к тем, кто пойдёт во Тьму. Нет, я не боялась - ведь я уже была там ранее. И даже не то мне мешало, что с одной рукой я могла бы только держаться за нить - в конце концов, за три года я неплохо научилась изворачиваться в этом плане, да и на помощь собратьев по несчастью можно было надеяться. Это было внутреннее чувство, вся моя душа говорила мне - не трогай. И я решила для начала немного обождать. Варта тоже не вступала в игру, с любопытством наблюдая за процессом.

Я стояла у очага, когда ко мне подошёл Дан и сказал, что подозревает, будто всё это ловушка, и пройдут через неё не все; и лучше бы не выставлять на поле фишки, пока все не соберут достаточно, и можно будет прикинуть, как выстроить их таким образом, чтобы все вышли. Он попросил, раз я не иду, передавать эту мысль тем, кто будет приносить камни. И я устроилась поближе к игорному столу.
Тем временем начались первые вылазки во Тьму. И первые принесённые оттуда драгоценные камни. И первые подводные камни этой, несомненно, интересной Игры.
Камни были различны и давали разные права при движении через поле. Некоторые камни, например, как выразился наш чёрный "крупье", "затемняли" поля, по которым прошла фигура их обладателя. Он сказал, что это значит - что тот, кто пройдёт по данному полю после "затемнения", подвергнется большей опасности при следующем выходу во Тьму. К тому моменту уже стало понятно, что каждому придётся сходить за камнями не раз и не два. Были ещё камни нейтральные и - совсем немного - "осветляющие", которые могли убрать уже случившееся "затемнение".

Сэр Натаниэль, Дориан и кто-то ещё из китэйнов призывали к тому, чтобы не пользоваться "затемняющими" камнями. Но страх застрять в таинственном домике, помноженный на азарт игры, оказался серьёзным искушением: кто-то сразу же использовал злые камешки, кто-то держался пару ходов - а потом махал рукой, стремясь пройти первым. Я стояла возле стола и старалась спросить каждого, в самом ли деле он готов использовать затемняющий камень... а что я ещё могла сделать? Кто-то прислушивался, кто-то махал рукой.

*
Снаружи становилось всё опаснее - кто-то возвращался в домик обезумевшим, кого-то уже вносили израненным. Дом постепенно превращался в лазарет. Неведомый хозяин оставил на столе еду и питьё - хоть это подкрепляло силы во всех смыслах. Гости-пленники жадно глотали фрукты и напитки - и снова отправлялись во Тьму.
А Тьма, между тем, была не снаружи. Она, на мой скромный взгляд, постепенно разворачивалась внутри. На поле, которое становилось всё более затемнённым и опасным. В словах и действиях тех, кто делал выбор в защиту своего интереса за чужой счёт. Игра будто втягивала в себя своих игроков, предлагая им быстрые решения и простые пути. Человек-в-Чёрном регулярно напоминал о том, что выход может быть только один, поддерживая в игроках страх, беспокойство и азарт.
По-моему, сэр Натаниэль держался дольше всех, откладывая в сторону "тёмные" фишки и снова уходя в поисках "светлых".

По углам тем временем расползался кулуарный шепоток. Отдыхая от охоты за камешками, собравшиеся знакомились, перебирали, кто что помнит - пытались восстановить события до того, как туманы уложили всех в городе в сон.
Прелестная Ши оказалась из Дома Лиам, и мы договорились при случае поискать общих родичей. Нокер Томми намекнул, что искусство его народа позволяет изготавливать изумительного качества протезы. Напарник Ретты вслух размышлял о том, зачем надо ходить за камнями, когда можно просто отбирать их у тех, кто вернулся, но согласился, что это м-м-м... не очень уместно. Незнакомые мне тролли о чём-то негромко переговаривались в сторонке. У очага отдыхал симпатичный сатир. Я угощала всех подряд напитком, который принесла с собой. Сэр Мяут жаловался, что-де потерял во Тьме лапу... правую... нет, левую! Кто-то, кажется, Эмма, пыталась найти, кроме камней, ещё и потерянного некогда брата. Ши собрались в кружок и обсуждали, как наводить порядок в Туманном Доле, и кто же им будет править. Не всем нравилось то, что звучало.
Поклоны и дружеские объятия, куртуазное общение и прощупывающие беседы, сословные претензии, политические разногласия, амбиции и интриги - всё это лёгкими штрихами очень узнаваемо обозначало себя. Не очень при этом было понятно, что же произошло и чего же ждать в Туманном Доле теперь?..

И вдруг Дан, очередной раз в раздумьях взирающий на поле, схватился за голову и застонал:
- Я понял! Я понял, что это такое - это карта Туманного Дола! И мы его сейчас собственными руками загаживаем...
(Признаться, я давно не чувствовала себя такой дурой: могла бы догадаться, ведь я втыкала на это проклятое поле уже, наверное, целый час).
Однако догадка Дориана резко освежила обстановку. Поднялся шум, гам и попытки понять, а где на этой карте что расположено - ведь там не было никаких подписей и названий. "Родник! Пожалуйста, не затемняйте Родник!" - жалобно кричала Этери. С этого момента участники опасной игры стали несколько более тщательно просчитывать свои действия и договариваться между собой. Вот уж точно, как говорят русские: пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

*
Казалось, это будет тянуться бесконечно. Чей-то уход, чьё-то возвращение, очередной спятивший, который, едва войдя в дом, бросался с оружием или чарами на кого попало, очередные раненые - вернувшиеся снаружи или пострадавшие внутри, в какой-то момент у тех, кто мог оказывать помощь, стали кончаться силы. И тут Дориан достал откуда-то - будто из складок плаща - арфу. Или лиру? В общем, это была странная, очень красивая штуковина, собранная из причудливо изогнутых чёрных изящных дуг и серебряных струн. Я никогда не видела такого изумительного устройства.
А потом зазвучала музыка. Она лилась легко и плавно, она заполнила уголки дома, утешая уставших и наполняя раненых новыми силами. Она играла долго, смывая с лиц ошмётки тьмы и злые тени. Это было настоящее, сильное волшебство. Оно напомнило мне тот миг три года назад, когда мы все лежали на холодной земле, умирая, после схватки с фомором Арлекином, и тут появилась Дева с Чашей, и разлилась музыка, и зло отступило. Что-то подобное я услышала в звуках этого невиданного инструмента.
Я смутно припоминаю, что где-то в книгах мне попадалось упоминание о подобном инструменте. Надо поискать. Или спросить у Дана. Если расскажет, конечно - что-то он внезапно стал обращаться ко мне на "вы".

Тем временем уже почти все "прошли по доске", извините за дурацкий каламбур, и получили возможность выйти из таинственного дома. Даже Варта спохватилась и бросилась скорее за камешками.
А дальше начинается философский вопрос о мотивах и поступках.

Я много раз спросила себя - может быть, всё-таки сделать это... ну, просто не использовать "тёмные" камешки... ну, постараться найти и использовать как можно больше "светлых"... ну вот ведь, все уже прошли, и ждут только меня... и мне уже обещали помощь в собирании камней, а сэр Натаниэль, беспокоясь за мою судьбу ("нам дорога жизнь каждого китэйна!"), даже предложил, что камни мне принесут, а я только пройду через поле... Разве я не вижу, что моё уже высказанное вслух решение не вступать в Игру, даже если это будет означать, что я останусь в ловушке, не вызывает ни в ком ни понимания, ни поддержки... мало того, будем честны, это всех уже раздражает.
Это было очень сильное искушение. Но ещё более сильным было внутреннее душевное противодействие, мешающее мне даже протянуть руку за кожаным амулетом. Когда твоя душа столь явно указывает тебе, делать нечто или не делать, лучше слушаться, чем бы это ни грозило. Потому что иначе будет ещё хуже.
Игра Человека-в-Чёрном явилась мне выражением той силы, которая искушает на зло, провоцирует и радуется результату, которая предлагает сыграть в её игру по её правилам, но как ты ни сыграй - всё равно будет худо, так или иначе, а то и совсем с неожиданной стороны. Меня учили не вступать в сделки с этой силой и не играть по её правилам никогда. Я не могла ни позволить себе шагнуть на это поле, ни позволить другим сделать это за меня и для меня.
Поэтому я сказала, что я остаюсь и буду искать другой выход и другой способ. Заодно, быть может, больше пойму о том месте, в котором оказалась.

*
В общем, моё решение никому не понравилось. Чувства товарищей мне предельно понятны. Извините, по-другому не получилось.

Варта предложила мне странный вариант - воспользоваться её заколдованной короной, которая мгновенно переносит того, чьей жизни угрожает опасность, в Гнездо. Для этого меня предполагалось немножко убить. Что-то не показался мне этот способ ни привлекательным, ни надёжным. А вдруг там, в Гнезде, никому нафиг не сдастся срочно спасать мою жизнь? И вообще, это уже было слишком близко к странным попыткам обмануть судьбу, а судьба этого не прощает.

В итоге мне всей компанией помахали на прощанье, пообещав, если я не появлюсь, прислать мне вестника. Забегая вперёд, скажу: видимо, это место оказалось слишком глубоко заколдованным, поскольку ни один вестник до меня не долетел. Впрочем, неудивительно.

Человек-в-Чёрном тоже исчез. И я осталась в опустевшем доме. Время остановилось, точнее - оно было только у меня в голове. Фрукты не портились, питьё не высыхало, день и ночь не сменяли друг друга, я ощущала себя словно жук, застывший в янтаре. По-прежнему были распахнуты Белые и Чёрные Двери, из которых дышало Тьмой. Мне оставалось только сидеть и размышлять о том, как я могу отсюда выбраться, и выбрасывать из головы мысли о том, правильно ли я вообще поступила. Да конечно же, правильно. Просто за всё надо платить. За некоторые очень важные вещи - особенно дорого.

Да, кстати, сейчас как раз хороший момент вспомнить об амулете перемещения, который я получила во Тьме в первый раз. Было бы невероятно изящно, если бы я как раз в этом раскладе его вынула и отправилась из домика, куда захочу. Я ведь раньше носила его, не снимая. Ах, как бы красиво и символично замкнулся этот круг. Если бы, да кабы... Если бы я не потратила эту возможность однажды в ту осень, когда по городу росли ледяные столбы, и мы с Сиринити аэп Гвидион отправились на разведку, и даже ничего экстраординарного в ситуации не было, ну просто вот есть полезная вещь - отчего бы не использовать?..
Отсюда пара полезных уроков мне на будущее.
Первый - о том, что не надо спешить списывать прошлое и объявлять его уже не имеющим значение. Оно может вернуться к тебе либо "эхом войны", либо неожиданной возможностью. Всё, что случилось, вплетено в узор твоей судьбы, всё имеет значение.
Второй - о том, что не надо использовать действительно СТРАННУЮ вещь в банальной проходной ситуации. Она должна ждать столь же СТРАННОГО расклада. Столько, сколько понадобится. Не надо подарки судьбы разменивать на мелочи. Как узнать, где подарок, а где так? А вот думай как следует...

*
Для начала я немного доделала "вязаную" путеводную руну, которая была у меня на посохе. Начертила её перед собой на полу и села думать, что же я могу предпринять?
Вариантов было негусто. Сидеть тут и ждать, когда (если вообще) меня придут спасать? Во-первых, кому это надо? Я же прекрасно понимаю, что это здесь, на месте, кто-то из-за меня мог огорчаться, а по возвращению домой всех поглотят свои дела, судьбы Туманного Дола и всё такое. К тому же я сама "напросилась на неприятности". Во-вторых, зачем мне ждать и надеяться, что кто-то другой сунет голову в эту же петлю? Видно же, что среди моих старых и новых знакомых нет никого, кто знал бы, как одолеть эту штуку, значит, ничего, кроме неприятностей, их тут не ждёт.
Оставался вариант выйти во Тьму через одну из имеющихся Дверей и пойти без всяких нитей наугад, надеясь, что путеводный посох выведет меня отсюда, как вывел когда-то из кошмаров, а добрые силы не дадут пропасть. Но вообще-то это было чертовски страшно. Особенно учитывая, сколько всякой дряни можно встретить в тёмных закоулках Грёзы - я помню, мы в тот раз втроём еле ноги унесли, а тогда при мне была и правая рука, и оружие в ней. А сейчас ни меча, ни волшебства рун. А не заботиться о безопасности вовсе и уповать только на защиту небес - у меня пока, похоже, кишка тонка.

И вот так, в печальных мыслях, медитациях и молитвах, я задремала. Снился мне мой дом, кошки, шуршание осенних листьев и дождя по крыше, потрескивание поленьев в камине... чьи-то шаги за окнами, возле дома... неужели гости в такую погоду? На пороге Илдрэн Иволга и Анна аэп Варич! И вот, непринуждённо и необъяснимо, как это бывает во сне, мы уже сидим за столом с пирогами, вином и чаем...
- Госпожа Анна, как вы... там? - первое, что я смогла у неё спросить.
- Прекрасно! - лучезарно улыбнула княгиня. - Лучше и быть не может. И ни-ка-ких социальных обязанностей! В Мире Снов я абсолютно свободна, и ни оковы тела, ни чьи-то ожидания больше не связывают меня.

Госпожа Анна подобрала Иволгу в Мире Снов, где та попыталась разыскать меня, когда узнала, что я сгинула неизвестно где. Но поскольку Иволга не очень опытный сновидец, она заблудилась, потерялась - и Сны вывели Илдрэн навстречу её госпоже и наставнице. Вдвоём они явились в мой сон.
Честно говоря, это был для меня очень новый опыт - почти полностью осознанное сновидение. Видимо, дело в мастерстве госпожи Анны. Мы смогли поговорить о делах прошедших и нынешних... не всё, что я услышала, меня обрадовало... но это совсем отдельный разговор. Потом госпожа Анна удалилась, но на прощанье сказала, что временами видит сны о нас, и значит, при благоприятном стечении обстоятельств, положении светил и должном мастерстве можно встретить её в Мире Снов. Это добрая весть, признаюсь, я скучаю о ней, её спокойной мудрости порой так не хватает...

В том месте, где я спала и видела сон, не идёт время. Но снаружи оно движется, и я уже знала, что приближается День Охотника, известного нам не только как олицетворение жизненной силы, доблести и изобилия, но и как повелитель дорог, путей и врат между мирами. Именно Охотника Кернунна мы призывали, когда искали удачи для путешествия в Королевства Кошмаров, и мой путеводный посох сделан из ольхи, дерева Охотника, и заклят в его день под Старым Дубом. Иволга обещала, что приснится мне, когда настанет нужный срок. А ещё она рассказала, что некий тролль из тех, кто был тогда на Охоте, ищет способ помочь мне. И я подумала: я сплела путеводную руну в месте своего заточения - а что, если там, на другом конце пути, кто-то её расплетёт и создаст что-то вроде маячка, к которому я смогла бы выйти, двигаясь в Грёзе? И я попросила Иволгу, чтобы она рассказала об этой идее тому, кто хочет вытащить меня.
Наличие некого плана немного успокоило меня, а поддержка друзей согрела мне сердце и придала мне решимости для того, чтобы отправиться в путь там, где путей нет. Вдохновение, которое я ощутила, проснувшись, постепенно складывалось в слова...

*
... Мой сон разорвали взмахи чёрных крыльев и пение множества голосов: "Кернуннос! Кернуннос!". Вороны, это же вороны Анны Варич - успела я сообразить, просыпаясь. Иволга, наверное, не смогла до меня добраться, но госпожа Анна обо мне не забыла. Спасибо!
Срок настал. Пора. Не касаясь серебристых нитей, я делаю во Тьму шаг. Другой. Третий.
Шорох перьев. Тихие шаги. И слабое сияние.

...Там, где скрыты пути и тьма непроглядна,
Где нет ни земли, ни неба, ни дня, ни ночи,
Где тени, которые лгут, и тени, которые стонут,
Где стены, что встали, и стены, которые пали,
Есть слово и знак, и то, что стоит за ними,
Есть шорох листвы и запах мокрого леса,
Серебряный контур рогов, и тихая поступь,
И тот, кто ведает тайны путей и пределов.

Тёмными тропами беги, мой Белый Олень.
Тёмными тропами веди меня, мой Белый Олень.

Мечи и копья мужей белым блеском сверкали,
Жёны отдавали браслеты свои, чаши и кубки,
Младенцы смеялись, девочки низали слезинки,
Юноши и девы пели серебряными голосами,
Дети Дану сети плели из путеводных нитей,
Сверкающие сети из путеводных нитей,
Сети нерушимые связали чудовищ ночи,
Нити легли дорогами сквозь туманы.

Серебряными тропами беги, мой Белый Олень.
Серебряными тропами веди меня, мой Белый Олень.

Мимо белых камней, красных камней, чёрных камней,
Мимо кипящих озер с берегами из пепла,
Мимо потоков, где вино мешается с кровью,
Мимо зверей и тварей с клыками-клинками,
Мимо затерянных мест и огней обманных,
Мимо чащоб и капищ, вертепов и балаганов,
Мимо жилищ без стен, без дверей и окон,
Мимо тех, кто живёт в них, и тех, кто живёт снаружи

Тайными тропами беги, мой Белый Олень.
Тайными тропами веди меня, мой Белый Олень.

Знает сова, где время меняет теченье,
Знает бык, какие разрушить стены,
Знает лосось рисунок путей и порогов,
Знает лань, где поёт звонкий рог охоты,
Знает ольха, где дуб вековой шелестит листвою,
Знает ворон, как сплетено заклятье,
Знает змея, где слово становится силой,
Знаю я, где горит огонь ожиданья.

Верными тропами беги, мой Белый Олень.
Добрыми тропами веди меня, мой Белый Олень.

*
Тьма, вороны Анны Варич над головой и Белый Олень впереди. Посох в руке и светящийся контур путеводной руны перед внутренним взором. Путь, возникающий на шаг впереди и исчезающий на шаг позади. Причудливые дороги Грёзы - пугающие, загадочные, прекрасные, чарующие картины, проносящиеся мимо, только бы не сбиться с пути, не потерять из виду серебряную тень, продолжать слышать топот твёрдых копытцев Белого Оленя.
И вот уже лицо ощущает холод влажного воздуха, сквозь марево Грёзы сияют огни большого города. Вот уже под ногами мокрый асфальт, но впереди по-прежнему маячит сияющий Знак. Сквозь ветви деревьев проступают могучие очертания тёмных каменных стен. У ворот замка - фигурка в белом платье, машет рукой. Иволга!
Белый Олень проскальзывает мимо и исчезают в вечернем сумраке. Птицы растворяются в темноте. Но это уже совсем другая темнота - живая, знакомая, она пахнет дождём и палой листвой.
Иволга обнимает меня. Но я ещё иду, Знак пылает перед глазами. Я говорю - мне надо дойти! Иволга понимающе кивает и тянет меня за руку, двери, коридоры, двери, зал, полный огней и лиц, мне преграждают дорогу, кто-то знакомый, что-то спрашивают, я, не задумываясь, отвечаю, Илдрэн тянет меня дальше, снова какая-то дверь... За дверью - тёмная комната и яркий контур на полу. Здесь кто-то есть. Сияющая руна гаснет. В луче света, падающем из дверного проёма, я вижу слабо знакомое лицо - передо мной могучий тролль с седой прядью в длинных волосах. Спасибо!
Я обнимаю незнакомого друга, который зажёг для меня маяк и ждал меня здесь.

Другие мои записи про игру в сеттинге "Подменышей" можно прочитать здесь по тэгу "Мир Тьмы".
Tags: Мир Тьмы, вести с полей, моё
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments