Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Categories:

Прекрасная длинная зимняя баллада

Неторопливо рассказывать или напевать поздним вечером у горящего очага, с кружкой глинта в руках.

SnowQueen

Сказка о ледяной арфе

Небо арктических берегов - холодно-бессловесно
В небе ночном разливай-литьё - плавится перелив
Ярких цветов, пелерин и бус, цвет-самоцвет чудесный -
Это царица снегов и льдов бродит средь белых нив.
Платье её - расшивай-шитьё, жемчуг да бриллианты,
Руки её оплетают ночь звездным узором в синь.
Держат ее поднебесный плащ айсберги, как атланты,
Тени ложатся на грани гор, тьмой укрывая стынь.

Все же легенда не про мороз, не про холодный берег,
И не про то, как бредёт она, и как плетётся нить.
Эта легенда поёт о том, как холод умеет верить,
А если не дивно вам это знать - холод может любить.

Роберт-арфист - разнуздай-удал, весел и златословен,
Темноволос, синеглаз, суров - в общем, рискни-возьми.
Я, говорит, покорял цариц голосом и игрою.
Я, говорит, покорю и ту, что не живет с людьми.
Я, говорит, поплыву наверх, там, где холодный север,
И разыщу королеву льдов, и растоплю её.
Я ей спою про любовь, сирень, грозы и сладкий клевер -
Я не совру ей ни в чём, ни в чём, вдруг - полюблю её!

Люди ему - не ходи, не пой - страшная та царица,
Холодом скован далекий край, холоден тёмный взор.
Смотрят из льда позабытые там мёртвые, злые лица,
Всякого изморозью возьмёт, холодом на измор.
Смехом им вторит весёлый парень – глупости, не иначе,
Я не боюсь мертвецов и тьмы, я – огонёк ночной,
Слышите, люди, дойду до конца, верите – не заплачу,
Не заплачу ни собой, ни кем – будет моей женой!

Долго ли коротко говорить, плачут о нём подруги,
Машет сестра, да друзья молчат, верится им с трудом.
Роберт-арфист седлает коня, городом правит вьюга,
Роберт-арфист не боится снега, он исчезает в нём.
Долго ли коротко говорить – путь был тяжёл и тёмен,
Небо забыло про свет утра, холод сковал леса,
Роберт-арфист не сходил с тропы, слушал вороний гомон,
После – ни воронов, ни лесов – снежная полоса.

Низкое небо, свинцовый блеск, тучи бегут потоком,
Ветер свистит среди тьмы и льда – смерть поёт приговор.
Роберт-арфист поднимает ворот, холод совсем жестокий,
Он пробирается среди тьмы, ровно разбойник-вор.
Падает конь на колени в снег, час до рассвета – Роберт
Дальше идёт без коня в рассвет, арфу прижав к груди.
«Не отступлю, королева льда, хочешь меня угробить?
Выслушай прежде, как я пою, после уже суди…»

Стынет равнина – из края в край синь, белизна, лазурь,
Роберт-арфист по снегам идёт, стынет в глазах слеза.
«Слышишь, царица, теряешь шанс, брось ка ты эту дурь,
Выслушай песню о том, как в июле падает вниз гроза,
Выслушай песню о том, как ландыш прячется средь травы,
Или о том, как бежит ручей, звонкий, что та струна.
Или ты думаешь, что снега вечно твои правы?
Или забыла о том, что в мире где-то живёт весна?»

Роберт-арфист средь снегов по грудь, холод берёт своё,
Падает в белое, нету сил, долог последний шаг.
Сотканным жемчугом средь тиши белая тень встаёт.
«Здравствуй, наглец, грязен ли, чист, грешен ты или благ,
Перед лицом моих холодов ты – меньше кусочка льда.
Перед лицом моих холодов ты – ломок, как мертвый лист.
Перед лицом моих холодов…», - «Петь я пришел сюда!
Петь для тебя, царица снегов, твой утолить каприз!

Роберт-арфист моё имя, краса, слушай меня скорей…»
Он поднимается из снегов, твердо стоит, глядит.
Дева смеётся – «Каков герой! Спой-ка мне о заре,
Спой-ка о том, как мороз лихой душу твою студит»
Дева под руку его берёт, дева уводит прочь,
Там, где дворец ее над рекой радужным льдом горит.
«Ты» - говорит, - «Будешь петь, мой друг, раз уж тебе невмочь,
Ты будешь петь для меня теперь» - весело говорит.

Роберт-арфист на нее глядит, глаз отвести нельзя,
«Как ты красива, моя судьба, как же ты хороша!
Видно, недаром меня к тебе эта вела стезя,
Я буду петь для тебя теперь, и для тебя – дышать!»
Глаз синева, и румянец щёк, арфа в его руках.
Дрогнула дева, глядит, глядит – взор ее так лучист.
Только нельзя королеве льдов сдаться - да просто так,
И говорит она тут ему – «Стой, погоди, арфист!

Вот тебе арфа из белых льдов, струны – всё серебро,
Много алмазов видала я, да вот хочу – рубин!
Спой мне о холоде и снегах в крае людских дорог,
Спой мне о том, чем живёте вы средь ледяных вершин»
Дева из белых ниток ему арфу прозрачную ткёт,
Дева протягивает её – ну же, давай, герой.
Роберт-арфист, позабыв про всё, арфу из рук берёт,
Роберт-арфист начинает петь, арфы наладив строй.

«Хочешь, спою я тебе о том, как ярок синиц убор,
Как иволги жёлто перо весной, малиновки грудь ала,
Как зеленеет в марте сыром, пахнет сосновый бор,
И как белы в золотых лучах аистовы крыла…
Хочешь, спою о долинах в цвету, радугах и ручьях,
Тонких жемчужинах меж ветвей средь паутин седых,
Или уж лучше спою о той, что всем дана – и ничья,
Той, что живёт в глубине сердец, старых и молодых…»

Слушает дева - арфист-певец дышит, стоит, поёт,
Алые капли бегут по льду, пальцы его дрожат.
«Хочешь, спою я тебе о том, как же высок полёт,
Что неподвластен твоим снегам, снежная госпожа»

Арфы струна ледяным лучом режет ночную тьму,
Голос звучит меж снегов и льда – жарок его костёр.
Статный певец позабыл про сон – все нипочем ему,
Голос плетет золотую вязь, алый бежит узор.
Слушает ветер, и снег застыл пологом над страной,
Слушает дева, склонив лицо к музыке и к певцу.
В небе ночном жарко горит, плавится полотно –
Свет подвенечный ал-золотист - деве, гляди, к лицу.

Роберт-арфист ей поет о том, как зелен ивовый лист,
Как он подарит невесте дождь, радуги круговерть.
Роберт поёт, он прозрачен, бел, холоден он и чист.
«Стой!» - восклицает она ему, «Близкая твоя смерть!
Стой, замолчи» - а он все поёт, пальцы белее льдин.
«Стой» - она делает шаг вперед - взмах, серебро, порыв -
Вдребезги арфа, искры до звезд, алый звенит рубин,
Падает Роберт, и снег лежит, пледом его укрыв.

Роберту жарко, он крепко спит сред ледяных огней,
Жарко внутри, жарко кругом, кожа его бела.
Только быстрее ночных ветров, только быстрей коней
Мчится на юг – к сердцу ладонь – снежная злая мгла,
Мчится сквозь бешеную метель – спит на санях арфист,
Губы дрожат, продолжая петь что-то о серебре,
Что-то о взгляде, что поутру солнечен и лучист,
Что-то о травах, что подо льдом прячутся в декабре.

***
Роберт-арфист - разнуздай-удал, весел и златословен,
Темноволос, синеглаз, суров – в доме горит камин.
Я, говорит, тут дворец тебе, видишь, какой построил.
Я, говорит, для тебя зажег, видишь, какой рубин.
Ель одевается серебром, близок сегодня север,
В доме тепло, за окном – зима, тучи седы, клубят,
Я тебе спел про любовь, сирень, грозы и сладкий клевер -
Я не соврал ни на миг, ни в чём, я - полюбил тебя!

Время идет чередом своим, сын подрастает, дочка,
Сани готовы сорваться в бег - дробь ледяных копыт.
Снежная дева сегодня прочь в небо срывается ночью,
Чтоб показать им холодный край, тот, что снегами скрыт.

Небо арктических берегов - холодно-бессловесно,
В небе ночном разливай-литьё, бело от снежных стай
Ярких цветов, пелерин и бус цвет-самоцвет чудесный -
Это царица снегов пришла в гости в забытый край.
Платье её - расшивай-шитьё, жемчуг да бриллианты,
Руки её оплетают ночь звездным узором в синь.
Держит ее поднебесный плащ Роберт-арфист атлантом,
Дети на санках слетают с гор, их не пугает стынь.

Все же легенда не про мороз, не про холодный берег,
И не про то, как бредёт она, и как плетётся нить.
Эта легенда поёт о том, как холод умеет верить,
И если не дивно вам это знать - холод может любить.

(с)Нэсс
http://gabrielle-nar.livejournal.com/111575.html
Tags: моё не моё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments