Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

О чудотворных иконах, святых мощах и чудесах

Небольшая статья моей хорошей знакомой, католички. Хорошо рассказано, хочу сохранить.

Оригинал взят у pelegrinito в О чудотворных иконах, святых мощах и чудесах

Немного размышлений на тему. Кроме того, важно для будущего паломнического сайта сформировать правильное отношение к чудесному, в духе нашей веры.

О чудотворных иконах, святых мощах, и чудесах

Судя по тому, что мы знаем о древних, языческие представления о чудесном были связаны с представлениями о неведомой силе, разлитой вокруг и содержащейся во всех вещах мира. Сила эта пребывала в концентрированном виде в некоторых особых местах, казавшихся чем-то примечательных – в рощах, на холмах, в пещерах, в родниках и водопадах, везде, где человеческому глазу и эстетическому чувству было за что зацепиться. Места эти изначально были отделены от человеческого жилья: первобытные охотники рисовали животных и проделывали, по-видимому, какие-то ритуальные действия с изображениями в тех пещерах, в которых никогда не жили. Жили они в других пещерах, где археологами обнаружены многочисленные бытовые следы их пребывания и могилы, но – никаких рисунков. Пещеры же с рисунками располагались в труднодоступных местах, часто, чтобы добраться до расписанных стен и потолков, нужно было преодолевать сотни метров темного, узкого пути вглубь земли. Встреча со священным должна быть подготовлена.

Часто эта странная сила концентрировалась в отдельных камнях или деревьях, любых странных природных предметах, в животных. Люди, умеющие разгадывать знаки неведомых сил, могущие овладеть силами – колдуны, шаманы, вожди – люди особенные. Из почитания огня как стихии родились культы домашних богов – хранителей очага, из представления о мертвых как приобщившихся к неведомой силе – культы предков, хранителей семьи, рода. По сию пору существуют племена и религии, утверждающие веру в эту неопределенную, но всепроникающую силу.*

Позже боги обрели имена – мы не знаем достоверно, когда и как это произошло, однако хорошо разработанные пантеоны с генеалогиями богов и четким представлением об их функциях, а также, что очень важно, о том, что должны делать люди, чтобы угодить богам – плод ученых размышлений 19 века. Даже наиболее хорошо записанная и кодифицированная религия Древнего Рима оставляет простор для местных верований и обычаев.

В те далекие времена считалось, что изображение бога как-то связано с самим богом, или даже и есть сам бог. В Галлии и Ирландии порча священной рощи каралась смертью покусившегося – ибо он поднял руку не просто на деревья, на богов. В Древней Греции публичная хула на богов приводила в лучшем случае к изгнанию охальника – ведь рассердившиеся оскорбленные боги карали не его одного, а скопом весь полис. В Афинах каждый год проводилась не только жеребьевка среди полноправных граждан на государственные должности, но и остракизм – на черепках битой посуды, остраконах, жители писали имена тех, кто должен быть изгнан из города. В неугодных людях видели причину всех бед, от неурожая до войны.**

Даже сейчас еще иные племена уверены, что причинение вреда изображению человека каким-то образом причиняет вред самому человеку.

Гонения на первых христиан были спровоцированы не только политическими и экономическими факторами, но и раздражением римского народа чередой несчастий, постигших в то время слабеющую Римскую империю. Христиан обвиняли в вызывающем поведении относительно сложившихся норм обращения с богами, в богохульстве, из-за которого якобы боги и шлют несчастья на весь народ.

Христианская концепция божественного сильно отличается от языческой. Изображение отделено от изображаемого, и никакое человеческое действие не в состоянии причинить Богу вред: «Бог поругаем не бывает». Бог находится вне этого мира, потому все изображения, видимые знаки могут быть только указанием, символом, напоминанием, но никак не источником живительной Божьей силы. По-настоящему же связь между Богом и человеком совершается в акте веры – любви Бога к человеку и человека – к Богу. Вера здесь понимается в смысле до-верия, безусловного доверия человека Богу. В споре, развернувшемся позже, в 8 веке нашей эры, об иконах и иконопочитании, после трудных споров Церковью было принято положение, сохраняющееся до сих пор, о допустимости почитания икон и статуй, а заодно и – мощей святых и реликвий вроде частиц Креста Господня. Но на каких основаниях, и каким образом?

Поклонение изображениям и предметам, по сути, не является поклонениям предметам. Здесь мы имеем видимый знак, напоминание о Божественном присутствии в мире, имеем повод, вырванный из повседневной рутины, которая порождает привычку и автоматизм, задуматься о наших отношениях с Богом и обратиться к Нему с верой и любовью. Святые в этом смысле действуют как добрые друзья, помогая нашей вере.

Многочисленные чудеса, связанные с предметами, мощами, источниками (такими, как грот в Лурде – место явления Девы Марии) происходят не от этих предметов и даже не от святых и Девы Марии, а только лишь и исключительно от Бога. Просто благодаря реликвиям и иконам человек больше уделяет внимания вере – и открывается для общения с Богом, для любви, которая и есть причина Божьих чудес.

Приведу личный пример. Как-то во время паломничества пешего у меня разболелся коленный сустав, так что после паломничества я ходила по Парижу медленно и хромовато. Бродя по городу без особых целей и планов, зашла в храм, где в то время в одной из боковых капелл была небольшая религиозная выставка, рассказывающая о Туринской плащанице. Несколько фотографий и статья, всего-то. Я помолилась богу в этой капелле и, когда встала с колен, обнаружила, что больше ничего не болит. И дальше уже скакала как новенькая. Разве картонка с мутным изображением исцелила? Или каким-то образом Плащаница послала свои флюиды через фотографию? Разумеется, нет – исцеление было совершено Богом через веру. И никак иначе. Кстати, факт исцеления никак не доказывает подлинность артефакта.
На самом деле мне не слишком важна историческая подлинность Плащаницы. Она подлинная для меня в том смысле, что дала возможность суетному разуму остановиться и побыть в тишине. Разумеется, это не значит, что можно подделывать реликвии и делать фальшивые чудеса. Церковь в отношении многих реликвий хранит мудрое молчание, не спеша признавать их подлинными предметами, но и не запрещая поклонение. Ни Туринская плащаница, ни оба плата Вероники не имеют сертификатов о подлинности. Мощи многих святых – имеют.

Что касается оскорбления изображений и реликвий – это неприятно, как если бы сожгли фотографию любимого человека. Но Богу и святым от этого ничего не делается. Если же в результате, скажем, разрушения храма страдает вера – значит, это была вера в здание, или вера в какого-то такого Бога, Который сразу же немедленно карает грешников, не давая им возможности раскаяться. Это явно не тот Бог, что отдал Сына Своего на смерть за всех людей. Верим – значит, построим еще храм, нарисуем новую икону и по-прежнему будем любить Бога и ближних. А чудесное мироточение приложится***.

Ходить в храм, знать все обряды и обычаи, знать, каким святым когда и в каких случаях кланяться, к каким мощам и реликвиям прилагаться – это еще не вера. Это обрядоверие. Замечу тут же, что, хотя опыт Бога связан с внешним оформлением храма косвенно, чисто эстетически мне приятнее находиться в символически оформленном пространстве. Может быть, когда-нибудь храм будет заменен «помещением для религиозных нужд», как в Пражском аэропорту – внешне похожее на офис, внутри – равномерный серый цвет и направление на стороны света, никаких изображений, ничего. Может быть, туда будут приходить люди и молчать о своем. Надеюсь только не дожить до этих благословенных времен. Обе крайности – и обрядоверие, и чисто медитативные практики с полным погружением в себя, как мне кажется, обрезают нечто важное. Первая – обязательность внутренних изменений и как следствие поведения человека в быту, вторая – любовь к красоте и выражение любви к Богу через создание символов, творчество.

Все вышесказанное относится и к чудесам. Отрицать чудеса – значит, отрицать свободу Бога. Вера наша держится на свидетельстве о Воскресении – чуде Господнем. Но нельзя гоняться за чудесами и ставить свою веру, свое доверие в зависимость от них. Это в явном или неявном виде искушение, требование к Богу показывать чудеса, как фокусы. «Блаженны видевшие и уверовавшие, но в сто крат блаженны не видевшие и уверовавшие».
Как говорили в моем отрочестве, «надо правильно выстроить приоритеты».

*См. работы классиков исследования первобытного мышления Леви-Брюлля и Леви-Стросса.
** См. «Повседневная жизнь первых христиан».
*** Исключение некоторое составляет Евхаристия. Мы, католики, верим, что в хлеб и вино преображаются по существу в Тело и Кровь Христову. Священнику разрешено съесть и выпить Святые дары, если есть опасность их осквернения. Но эту тему надо обсуждать отдельно.
Tags: волшебное, всегда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments