Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо) (kat_bilbo) wrote,
Екатерина Ливанова (Кэт Бильбо)
kat_bilbo

Category:

СЕСТРА МОНГОЛЬФЬЕ О ПОЭЗИИ

О поэзии и вообще о литературе - зачем это всё? Например, вот так. Отличный и точный текст, просто не могла не сохранить здесь. Взято отсюда: http://russgulliver.livejournal.com/320864.html

-----------------------------------------------
Екатерина Перченкова



НЕТ ЛИ ГДЕ-НИБУДЬ НОВОЙ ЗЕМЛИ

Я хочу говорить как читатель, потому что только на такое самоопределение имею абсолютное право. В конце концов, я читаю в сто, если не в тысячу раз больше, чем пишу.

Как читателю, мне кажется, что единственный повод к литературе – это потребность в уникальном опыте и потребность в том, чтобы этот опыт был разделен. Здесь нет никакого противоречия: уникальное – может быть разделено; амбивалентное – может стать всеобъемлющим. Ситуацию, в которой возникает повод к литературе, можно обозначить коротко: «что-то произошло». И мне, как читателю, не обязательно детальное знание о том, что произошло. Но очень важно знать – с кем. Именно поэтому у меня сложные отношения с понятием «литературный процесс» - оно представляется абсурдным и обезличенным механизмом. Я не хочу, чтобы некто взял – и написал нечто такое огромное, такое новое, что оно раз и навсегда изменит литературный процесс.

Я хочу, чтобы кто-то написал то, что изменит меня.

Я ненавижу – очень личной ненавистью – словосочетания «современная литература» и «современные молодые авторы». Они оба – из породы неправильных, унижающих, уплощающих обобщений. Если определение упрощает – не надо определения. Я говорю это, потому что знаю: существует общность иного рода. Существует глобальный общечеловеческий подтекст – подводная часть айсберга – подземная вода – существует нечто огромное, не только неподвластное изменениям извне, но и способное усвоить все наши человеческие мелочи, все наши человеческие игры. Я не знаю, что это. Это абсолютное время и абсолютное пространство, это нечто, превышающее объемом любой контекст. В теории его изучают религиоведение, филология и патопсихология, а литература – это, видимо, практика. Очень частная практика, где все снова сводится к личному и уникальному, где самое частое изобретение – это велосипед. И подобное изобретательство необходимо: так один открывает лекарство от собственной смертельной болезни, которое уже давно известно на другом континенте, а другой в дальнем плавании заново сочиняет формулы, согласно которым будет сверять курс со звездами. Общность – вот она: все – плывут, у всех под ногами твердь, а под твердью – вода. На плоскодонке качает, на авианосце – не очень, велосипед был изобретен тысячу раз, и тысяча первый отличается только тем, что сегодня это случилось со мной. Что сегодня вселенная существует для единственного наблюдателя.

Я постоянно – иногда тайком от себя самой – хочу столкнуться с тем, что разрушит мою реальность до основания. Я не знаю, что увижу после этого. Другую реальность. Или увижу мир таким, какой он есть на самом деле. Я сомневаюсь, что это возможно, сомневаюсь так страшно, что понимаю всех литературных критиков вместе взятых.

Сомневаюсь, но надеюсь: надежду мне дают собственные попытки определить огромное значение всего на свете через звучание, ведь как слышится, например: «наука о движении тел, брошенных в пространстве» или «взаимодействие бесконечно тонких одномерных объектов».

Если однажды это случится – я не знаю, насколько передаваемым окажется такой опыт. Но это не будет трагедией: все сколько-нибудь существенное – передается, перетекает, уходит из одного места и возникает в другом согласно неведомым законам (в конце концов, мы слишком мало знаем о бесконечно тонких одномерных объектах). И мне нравится, очень нравится эта недостаточность знания и непрочность формул: «процесс» и «конвейер» - понятия слишком рациональные, чтобы быть включенными в абсолютную реальность. Но абсолютную реальность составляет то, что передается от человека к человеку: потому что это происходило всегда. И всегда будет происходить. И каждый раз – с кем-то отдельным: это в некотором роде антропный принцип, не возведенный в ранг абсолюта, а разделенный между всеми до абсолютного значения.

Все это очень легко, когда тебе пятнадцать или восемнадцать лет. Когда тебя из глины уже вылепили, но еще не обожгли и даже не просушили как следует, когда в тебе заложено свойство тянуться за любыми горячими руками.

Но я очень хочу знать, как это бывает – потом.

И все еще не знаю, и сомневаюсь, и не верю.

И если эта абсолютная человеческая общность существует – однажды кто-то поможет моему неверию, кто-то покажет (расскажет? обещает?) мне новое небо и новую землю. Вначале – простите за пафос/банальность – будет слово.
Tags: collection, всегда, моё не моё, под лупой
Subscribe

  • Сексуально-огородное

    Сделали с девчонками совместный заказ семян на "Чудогрядке". Подруга выслала мне денежку и пишет: - Засадим до горизонта! Я отвечаю: - И по самый…

  • С языка сорвалось, или про геймификацию... (внезапная штука)

    ...всего и вся. Приглашают сегодня некие друзья мои коллеги поучаствовать в некой игре по разработке некого чего-то. Войти в группу. Тема -…

  • Котята в небесах!

    Ну что ж, попробуем ещё немного скрасить вам, друзья, самоизоляцию. Не очень давно Пахом по работе учился делать субтитры, и побочным продуктом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment